Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:57 

Неотвратимое вчера - 3

Лукотрусы в листве над Снейпом снова начали буянить. Он открыл глаза и сурово поглядел наверх. Эти звуки ему мешали сосредотачиваться.
- А ну быстро заткнулись! – сказал он.
Звуки над ним прекратились.
. . . После такой пошлой выходки Снейп обижался на Комнату почти неделю. Но ему очень недоставало возможности возиться с зельями, и недоставало своей собственной территории. Все эти годы ему не хватало одиночества – и дома, и в Хогвартсе. Комната дала ему, наконец, ощущение собственного дома, и жертвовать этим было тяжело. В результате Снейп с Выручай - Комнатой помирился и снова стал сбегать туда, когда это было возможно.
.. . « А потом я вдруг понял, что могу сам придумывать заклинания. Сначала я в Комнате отрабатывал то, что прочитал где -то, из полезных-- то есть из тех, которые помогали в драках. А потом, вдруг, я услышал слово – не услышал, узнал. И это слово тоже было живым. Это было моё первое заклинание. Так я понял, что умею их придумывать. Или узнавать? А это же редкое свойство! Слагхорн говорит, что это как настоящий поэтический дар. И поэтому как раз я – несомненно, гений, потому что я умею и чувствовать зелья, и придумывать заклятия. Это совсем уже редко встречается, когда и то, и другое. Не знаю, стихи—это какая - то глупость, но вот заклятия. . . Это оказалось ещё боле потрясающе, чем переделывать зелья. Да, я был так рад первому собственному заклинанию ! Оно было совсем бесполезное – воздух начинает гудеть, как стая ос. Хотя обычно я всё неплохо помню, но эти, мои собственные, заклинания как-то слишком легко ускользали из памяти. Словно они хотели уйти обратно в тот мир, из которого пришли. Я стал записывать их на страницах моего учебника, а его я прятал здесь же, в Выручай - комнате. После того, как я их записывал, они уже не пытались сбежать, и я их помнил. Сначала, правда, у меня выходили только какие -то глупые заклинания, бесполезные. Это потом уже . . Плохо было только то, что нам всё реже удавалось видеться с Эванс. То я часами сидел в Комнате, то ей было некогда. Ну и ещё эти сволочи нам мешали. Да, в тот год мы общались с ней гораздо меньше, чем раньше, но в этом были и свои плюсы, потому что Лили как - то изменилась. Она стала несколько нервной. Она то была такой же милой, как раньше, то явно искала, как бы ко мне придраться. Я терпел и старался с ней не спорить. Но иногда всё же не выдерживал, и тогда мы ссорились. Но обязательно мирились на следующий день. Не важно, был я не прав, или нет—я всегда первый начинал переговоры о мире. Я по - прежнему не мог долго существовать без неё».
Веточные животные недолго соблюдали тишину. Писк и возня начались снова. Снейп прицелился волшебной палочкой в листву и произнёс заклинание. Он собирался только напугать и прогнать тварей, но, к несчастью, оказалось, что он и в темноте и сквозь листья попадает в цель очень хорошо. Ему повезло, что он успел опустить голову, как раз перед тем, как на макушку ему свалился немного оглушённый небольшой лукотрусик. Пискнул и съехал по волосам на плечо, при этом, судя по его беспомощным рывкам, в этих волосах он и запутался.
Снейп застыл, даже не став ругаться вслух. Лукотрусы любого возраста и размера имели очень острые пальчики, плавно переходящие в загнутый то ли шип, то ли коготь , и при в неприятных для себя ситуациях без колебаний пускали это оружие в действие. Сейчас один представитель этого племени сидел очень близко от лица и от шеи Снейпа, и при этом чувствовал себя пойманным в ловушку.
Некоторое время Снейп, застыв, обдумывал ситуацию. «Сидит близко от сонной артерии. Вот маханёт по ней – хлопот будет». Главное было сейчас не двигаться и, по возможности, расслабиться. Гадкая тварь тихо попискивала и противно шкрябала лапками по мантии. Наконец, придумав план действий и внутренне приготовившись, Снейп скосил глаза к плечу, и, ориентируясь на слабо светящиеся глаза твари, резким движением выбросил из волшебной палочки верёвки. Главное было сделать точное движение, чтобы верёвки не примотали магическую зверюшку к его шее. По счастью, Снейп снова попал точно – когда он дёрнул палочку, то почувствовал, что лукотруса сдёрнуло с его плеча. Ещё один резкий рывок сопровождался паническим писком и болью от выдираемых прядей. Теперь тварь повисла на свисающих из волшебной палочки шнурах. Снейп подумал, что клок волос, который остался запутанным вокруг лукотруса – очень низкая плата за избавление от такой неприятной ситуации. Он встал, раскрутил пленного зверька на верёвках над головой, и выкинул подальше, в нужное время произнеся формулу освобождения.
Избавившись от опасности, он снова сел на свой плащ и закрыл глаза.
«А потом у меня появилось чувство, что за мной следят. Шаги в пустых коридорах, стук дверей. Да, есть много способов стать невидимым. Невидимка не нападал, он пытался следовать за мной, когда я по вечерам пробирался в Комнату. Мне помогал мой Детектор Магов, хотя добираться до восьмого этажа часто бывало нелегко. Я всё время чувствовал себя в осаде. А в нашей гостиной я чувствовал себя чужим. Все замолкали, когда я входил. Такая напряжённая тишина. . . Но Мародёры много времени проводили на отработках, и тогда я снова приходил в Комнату. Однажды я всё же едва не попался – это тоже было осенью, где - то в конце октября».
На дереве над ним снова раздался шорох. Снейп коротко выругался и засветил фонарик. По стволу, головой вниз, теперь спускался крупный лукотрус—похоже, что самка. Тварь приостановилась и поглядела на Снейпа с явным упрёком.
- Да вот нечего было тут шуметь! Вон туда он полетел! Только попробуйте вернуться и опять тут чирикать—поджарю!
Лукотрусиха спустилась со ствола и с шуршанием начала удаляться в темноту.
. . . Снейп выскользнул из двери Выручай- комнаты. Оставалось как раз пятнадцать минут до девяти – добраться до подвала, причём очень быстро. Коридор, конечно, был пуст. Снейп прекрасно знал, что когда рядом кто- то был, Комната не открывала двери изнутри. Он закрутил на ладони волшебную палочку – в последнее время он всегда так делал. Она закачалась, показывая в одну сторону коридора. Потом сама повернулась и уставилась кончиком в другую его сторону. Потом – по диагонали и вперёд, туда, где была боковая лестница.
Снейп понял, что его окружают. Он не сомневался, что это не просто гуляющие по замку маги, он был уверен, что это его враги. «Выследили всё же! Но как входить в Комнату, они не знают, поэтому ждут, когда я появлюсь». Снейп задумался ненадолго. Он мог бы вернуться в Комнату и отсидеться там хоть до утра, и, наверное, это было бы разумнее. Но тогда слизеринцы, несмотря на сложные отношения, могли бы поднять тревогу из- за его отсутствия, и его секрет оказался бы под большой угрозой. Он решил прорываться к своему подвалу. «Знать бы, где Люпин! Хвост – на лестнице, самый слабый импульс. А дальше – непонятно» Он побежал вправо, потому что нормальный, самый короткий путь в слизеринский подвал вёл влево, и, значит, там был кто - то более сильный, и лестница, где караулил Хвост, тоже выходила туда. Уже на бегу, он кинул заклятие, которое должно было сделать его шаги тише.
Поворот. Пустой коридор. И тут из пустоты появилась рука с палочкой и мелькнула вспышка. Снейп рванул влево, одновременно ставя защиту. Да, невидимка был тут. Из пустоты снова полетела вспышка. Он резко опустился вниз, больно упав на колено, и одновременно, начиная движение волшебной палочкой поперёк коридора, выпустил из неё чёрные верёвки. Верёвки зацепили нечто, и тут он рванул их на себя. Невидимая фигура, обозначенная путами, начала падать. Теперь появились фрагменты чёрной мантии. Снейп бежал к у противнику, и верёвки втягивались в его оружие.
Теперь стало совершенно ясно, что это не дезиллюминационные чары, а самая настоящая мантия – невидимка. Перед Снейпом лежал фрагментарно видимый Поттер—в пустоте над полом висело его лицо и часть головы, и ещё немного мантии и рука, сжимающая палочку, пересеченные верёвками. Джеймс ругался, как ругаются домашние, хорошо воспитанные мальчики – словно говорил на иностранном языке, который перед этим старательно изучал по словарю. Сзади, в коридоре, уж приближались шаги бегущих преследователей. Снейп разжимал и выкручивал пальцы Джеймса, отнимая у него волшебную палочку. Он успел это сделать, стукнуть Джеймса по носу и даже немного отбежать, когда из- за поворота выскочил Сириус. Снейп остановился, показывая две палочки в двух руках, и, воспользовавшись замешательством Блэка, освободил Поттера—потому что верёвки, тянущиеся из оружия, мешали ему колдовать.
Безоружный Джеймс вскочил и кинулся бежать к другу. Сириус выкрикнул неизвестное заклинание, Снейп отбил его, и тут услышал шум сзади. Он успел обернуться. Из бокового выхода позади него выскочил Педдигрю – он, видимо, пробежал нижним коридором, чтобы перехватить Снейпа. Заклинание Хвоста уже летело в него, Снейп защитился от него, но не смог сделать это полностью. Одна нога ниже колена перестала слушаться – значит, это был Перфекутус Тоталус. В это время Блэк произнёс снова ту же неизвестную формулу, и оружие Джеймса выскользнуло из руки Снейпа и полетело Сириусу. Его собственная волшебная палочка тоже дёрнулась было, но Снейп смог её удержать.
Теперь Снейп потерял всё преимущество, которое получил, обезоружив Поттера, и с ногой было плохо. Он понял, что вот сейчас всё может закончиться для него плачевно. Ему надо было вырваться из ловушки до того, как Поттер получит свою волшебную палочку обратно.
Он быстро взглянул вбок, в дальний конец коридора. Джеймс приближался к Блэку. Он нёсся со всех ног, выставив вперёд руку, чтобы схватить оружие, которое уже протягивал ему шагнувший навстречу Сириус. Педдигрю тоже посмотрел туда, не решаясь нападать на Снейпа в одиночку. Это был тот самый момент. Пара секунд, когда можно ещё всё изменить. Снейп резко развернулся к Питеру, атакуя его. Педдигрю упал и задёргался. К сожалению, это была просто щекотка, а не что- то покруче, потому что покруче Снейп не знал. Но и этот приём вывел Хвоста из игры.
Снейп, хромая, ввалился в боковой коридор, с трудом перешагнув через корчащегося Питера. Тот, однако, лежал в дверном проходе и не давал закрыть дверь. Несколько шагов Снейп пропрыгал, ведя рукой по стене, и тут, за поворотом у начала лестницы, наткнулся на Люпина. Ремус стоял, не поднимая волшебную палочку. Они встретились глазами.
Снейп отключил Рема, который и не пытался закрыться и Люпин мягко упал на ступеньки. Потом Снейп поскакал вниз, но, так как нога его не слушалась, он упал и съехал по крутой лестнице до следующего этажа. Это его спасло, хотя было больно. Выехав с разгона в основной коридор, Снейп, не поднимаясь с пола, запер дверь заклинанием – вряд ли это было надолго, но давало небольшую передышку. Теперь он смог расколдовать ногу.
. . .Снова послышался шорох – на этот раз на земле. Снейп посветил туда палочкой. Через невысокую траву возвращалась парочка древесных животных. Их глаза в магичнском свете палочки сияли то зелёным, то красным. Они обходили Снейпа по довольно широкой дуге.
«Рем позволил мне оглушить себя. Не знаю, смог ли бы я уйти, если бы он охотился на меня всерьёз. Я нёсся вниз, моё заклинание делало мои шаги неслышными. В нашем коридоре я постоял немного, уткнувшись лбом в стену. Она была холодная. Я ждал, пока успокоится дыхание. Не хотел, чтобы в гостиной поняли, что я удирал. Да, я снова оставил их в дураках, хотя теперь у них была эта мантия. . . Я был город, конечно, собой, но я думал о том, как долго может продолжаться мой везение. Я не знал точно, что они хотят со мной сделать, но их стиль давно был мне известен. Они хотели сломать меня. Сломать душу. Вот тогда я в первый раз всерьёз начал думать о том, чтобы бросить школу. Я думал об этом, но понимал, что я её не брошу. На частную школу денег у меня не было. Я остался бы недоучкой, недомагом. А как же мои таланты?! Главное – оставить здесь Эванс, с этими. . . Нет, конечно. Я решил, что дотяну как -нибудь до каникул, а летом попытаюсь что - нибудь придумать. . .Потом я узнал, что их всё же поймал Филч. Лили сказала, что они на всю неделю оказались заняты по вечерам! И, конечно, в этот же вечер я снова отправился в Комнату. Да, туда. Хотя мог бы спокойно сидеть с Лили в библиотеке, или даже гулять с ней по замку и вокруг него. Я очень хотел бы этого. Но теперь я понимал, что путь к Комнате стал действительно опасным, и хотел воспользоваться временем, пока они были не способны меня преследовать. Я беспокоился о том, как буду проникать в комнату потом, когда они снова будут свободны. Но вскоре случилась история с Ивой и Люпином, и в результате их активность снизилась на некоторое время. А у меня после этой стычки вдруг стали получаться полезные заклинания. Для нападения и защиты . . О, Мерлин!»».
Снейп насторожился и прислушался. Голоса – издали, от озера. Негромкий разговор. Потом смех – очень счастливый девичий смех. А вот это – это она, её смех невозможно не узнать. На пару вздохов после этого смеха даже стало явственно теплее – так что точно это была Эванс.
«Гуляют. У озера. Обходят памятные места. «А помнишь, вот тут . . Я наконец смогла от него отделаться. Ты мне помог, спасибо, а то я уже не знала, что делать». Надо его убить. Надо пойти туда и убить Поттера. Она даже не увидит, кто это сделал. Ага, и не узнает Сектумсемпру, конечно. Нет, я же решил, что не буду этого делать. . . Да, я хочу убить его – но не из-за Эванс. То, что она с ним—к сожалению, это как раз его и защищает. Я хочу убить его из-за другого. Я знаю, что, если я убью его, то избавлюсь . . .от того, что мне мешает жить. Но Эванс. . . Надеюсь, что потом, когда – нибудь, когда я буду уже . . .когда я буду уже уметь убивать, мы столкнёмся как- нибудь с ним, и тогда. . . Когда её не будет рядом. Когда он уже надоест ей. Да, когда - нибудь у меня это получится. А сейчас я никуда не пойду, буду сидеть здесь и вспоминать, что было дальше».
. . . Снейп рассказал своему Лучшему Другу о том, как Мародёры устроили на него засаду. Он не часто рассказывал ей о своих стычках ними, потому что не хотел, чтобы это выглядело так, словно он жалуется. Но в этот раз всё было слишком серьёзно, и ему просто было необходимо с кем -то обсудить ситуацию. Хотя, рассказывая, Снейп старался сохранять небрежный тон, это у него получилось не очень - то хорошо. Эванс сперва встревожилась.
-Тебе надо пожаловаться Слагхорну!—сказала она.
- Да какой в этом смысл! От него никогда нет никакой пользы в таких делах. Он боится Дамблдора. Потом—я же не хочу никому рассказывать про Комнату. Поэтому лучше про всё это молчать.
- Ты слишком часто туда ходишь! Все говорят, что ты занимаешься Чёрной Магией! Прячешься неизвестно где и готовишься стать Съедающим Смерть.
- Кто говорит? Поттер со свитой? Ты же знаешь, что я сижу в этой странной комнате и делаю зелья из учебника. Я же тебе показывал эту книгу. Ты, кстати, определи сперва, что такое Чёрная Магия. Магглы вообще часто всю магию считают чёрной, тебе ли не знать. Я что – занимаюсь там некромантией или отрабатываю Непростительные Заклятия?
- Откуда я знаю, что ты там делаешь. Ты меня туда не зовёшь. Значит, тебе есть, что прятать.
- Нет, но. . .туда не помещается больше одного человека. Я же говорил тебе, как туда войти без меня!
- Но у меня не получается.
-Значит, ты счастливая и тебе ничего не надо. А насчёт Чёрной Магии – её надо откуда - то узнать. В нашей библиотеке до таких книг, если они и есть, добраться очень трудно, а мать – ты прекрасно знаешь, что она терпеть меня не может, и учить ничему не будет, даже если что - то и умеет из запрещённого репертуара.
-Значит, ты всё же хотел бы! Вот видишь. Тебя учат твои друзья.
- Они. . . Ты говоришь так, потому что я – слизеринец. Тебе не кажется. . . я тут думал . . .тебе не кажется, что распределение по Домам – примерно то же самое, что и разделение магов по чистоте крови?
– Это глупости. Совсем не похоже. Прекрати думать так много.
-Не могу. Сама посмотри – в обоих случаях на человека вешают ярлык – гриффиндроец, слизеринец, полукровка, чистокровный – и дальше видят не человека, а только эту этикетку.
- Шляпа определяет характер человека, а это не то же самое, что происхождение!
- Происхождение она тоже, кстати, очень даже учитывает, часто для неё это даже важнее, чем личность. А характер – характер это как кровь. Он дан от рождения. Он просто есть. Особенно в одиннадцать лет. Думаешь, мне самому легко с собой?
-Некоторые, говорят, просят Шляпу, чтобы она изменила своё решение. Вот Блэк. . .
- Зачем? Я попал туда, куда хотел. Да, я умею думать и хочу добиться чего - то в жизни. И ещё я не люблю лицемеров и у меня хорошая память. Я не понимаю, почему это всё считают признаками чёрного мага.
- Никто такое и не говорит! У всех есть выбор. . .
- Зато все так думают. Из нас просто делают чёрных магов. Формируют личность. Видимо, зачем - то это нужно.
- Ты это выдумал! Слизеринцев не любят не потому, что они слизеринцы, а потому, что они злые.
- Они злые, потому что их все ненавидят. Сама бы так пожила.
- А ты. . .а ты всегда был злюкой! И до школы.
- А я и не отказываюсь. Меня всегда все ненавидели. Все, кроме тебя.
- Ты говоришь, как будто гордишься этим! Не понимаю, почему я ещё с тобой дружу!
«Раньше она понимала это, -- подумал Снейп.- -И раньше она говорила, что Дома – это неважно. Я надеялся, то мне станет как-то спокойнее от разговора с ней, а вместо этого мы опять поругались. Не буду больше ей никогда жаловаться. Это недостойно».
. . . На равнине перед ним раздался скрип и шум ветвей, и снова смех. Да, их фонарики около Ивы.
«Специально, наверное, чем - то в Иву швырнули. Прощаются с Хогвартсом. Стоят, обнявшись и смотрят, как в лучах фонариков бьются ветки. Почему я не могу ненавидеть её?? Она, как друг, предала меня. Как любимая девушка -- она меня бросила. А я был готов на всё ради неё. Я полез тогда под эту Иву, к Люпину, только ради того, чтобы удержать её. Да, я хотел применить не самый честный приём. Но я очень испугался тогда, когда увидел её счастливые глаза. И как оказалось, не зря».
...Через пару дней, вечером, Снейп пробирался из Комнаты в слизеринский подвал. Он шёл спокойно, так как знал, что его недруги до самого вечера должны быть заняты на общественных работах, и только что видел мельком Сириуса и Педдигрю, которые руками переносили столы из одной аудитории в другую под руководством Филча. Поэтому он не проверял дорогу Датчиком Магов. Свернул в боковой коридор -- и увидел там Лили и Поттера. Они стояли очень рядом и уже смотрели на него, словно ждали, что он появится.
-Вот видишь!— сказал Джеймс, почему - то очень гордо.
Лили оглянулась на него и потом снова посмотрела на Снейпа. А Снейпа поразило её выражение. Он никогда не видел у неё такого глупого взгляда! И таких ярких зелёных глаз. Они были зелеными даже при свете факелов. Лили, которая даже в детстве была очень умной и утончённой, смотрела на него пустым и счастливым взглядом объевшегося котёнка.
Он молча прошёл мимо них, ответив без всякого вдохновения незатейливой руганью на какие - то высказывания Поттера.
Лили догнала его. Глаза у неё снова были нормальными и недовольными.
- Это не то, что ты подумал, -- сказала она. – Если хочешь знать, я говорила с ним исключительно ради тебя. Я узнала, как они тебя везде находят. Он не выдержал, ты же знаешь, что он хвастун. У них есть Карта школы. Они сами её сделали. Там видно, кто где, появляются надписи с именами.
Но Снейпу в тот момент было даже не до Карты. Его поразил её странный взгляд. Он молча посмотрел на неё и пошёл дальше, не желая ничего слушать.
На следующий день они, конечно, помирились и обсудили то, что узнала Лили. Снейп не поверил, что гриффидорцы сами сделали эту Карту. Это требовало не только высокого магического уровня, но и кропотливой работы. «Скорее уж они стащили её откуда - то. В конце концов, не зря же они называют себя Мародёрами, и, кажется, не без гордости», -- думал Снейп.
( Дальше будет про историю с Хижиной, а она очень - очень странная. И чем больше про неё думаешь, тем страннее она оказывается. Буду разбираться по частям.
Так вот, с того момента, как оборотней проходили на Защите, в конце третьего курса, прошёл, как минимум, год с лишним. Видимо, существовала какая - то причина, по которой Снейп оказался возле Хижины только на пятом курсе. Конечно, за это прошедшее время Снейп мог все узнать про оборотней и подготовиться к походу как следует. В любом случае, он понял, что Люпин – вервольф задолго до того, как полез под Иву— это следует из его диалога с Лили из Седьмой книги. В общем, он прекрасно знал, куда и зачем он идёт – и это отчасти делает понятным, почему он поддался на провокацию Блэка. Так же у него, видимо, была какая -то острая необходимость добраться до оборотня как можно быстрее. Если он не хотел ждать следующего полнолуния, то это может быть вторым объяснением его странной доверчивости. Ещё—он не говорил про этот предстоящий поход с Лили, со своим Лучшим Другом – это тоже следует из их разговора в Седьмой книге. То есть у него, похоже, были причины скрывать это мероприятие от неё.
Зачем всё же он полез в гости к Люпину? У Снейпа есть две главные мотивации—то, что связано с Эванс, и то, что связано с выяснением отношений с Мародёрами. Это то, ради чего он может рисковать жизнью. Но заложить Люпина он, при желании, мог бы, и просто отправив, например, анонимное письмо со своими догадками Попечителям. Этого уже хватило бы для проверки фактов. Так что, видимо, остаётся некая причина, связанная с Лили.)
. . . «Мне очень не понравилось, как они тогда стояли вместе с Джеймсом, и какой при этом был вид у Эванс. Раньше она только шипела в ответ на все его знаки внимания, и я, как это ни странно, даже не беспокоился особо по этому поводу. Но . .фокус был в том, что мы все сильно повзрослели к этому времени. Я смотрел на своих однокурсников и просто поражался тому, как многие из них поглупели! Ну у Поттера -то вместо головы всегда был бланджер, но некоторые вроде как были раньше ничего, соображали что-то – и вдруг полное отсутствие следов мыслительных процессов в глазах, хихиканье какое- то тупое. . . Ну да, переходный возраст. . .У всех начала ехать крыша, у кого -то больше, у кого -то – меньше. В общем, когда я увидел их тогда вместе в коридоре, я в первый раз подумал, что она ведь вполне может бросить меня. Нет, правда, раньше мне это не приходило в голову! Какой я был наивный! Какой – я – был – наивный. . . Как я мог так думать? Мне надо было посмотреть в зеркало. Но вместо этого я как раз старался туда не смотреть и что-то там себе придумывал.. . Мы помирились с ней быстро, но я не забыл её глупого взгляда. Мне было страшно. Я представлял, что теряю её. . . Почему с нами всегда случается то, чего мы боимся? Или мы знаем, что должно случиться, и потому боимся? В общем, я стал думать, что же мне делать, и вспомнил, хотя и не сразу, что из хвоста оборотня делают приворотное зелье. Я же читал про оборотней—тогда, когда я понял всё про Люпина.. Это придумали римляне, а они в этих вопросах соображали, судя по их истории. Рецептов привороток у нас в библиотеке в свободном доступе, конечно, нет, но этот упоминался в книжке про вервольфов, его не заметили. Он был очень простенький, и, как уверяли, зелье выходило качественное, и действовало оно долго и постепенно. Но вряд ли это было сильно популярное средство. Мало найдётся идиотов, готовых ради любви отнимать хвост у вервольфа. Да, с головой у меня тогда тоже было не очень -то хорошо. Думаю, переходный возраст и на мне сказывался, хотя я очень старался не поддаваться этому безумию. Но я почему-то был уверен, что Люпина сажают в клетку. Я сам именно так бы и сделал! И меня такое отчаяние охватывало при мысли, что я могу её потерять, что я не чувствовал никакого страха, думая о предстоящей встрече с оборотнем».
(Про приворотное зелье—это чистая правда. Во всяком случае, именно так написано в книге Энциклопедия Сверхъестественных Существ, издательство ЭКСМО, 2002 год. Я бы сама до такого не додумалась. Я это тоже нашла случайно, когда читала про оборотней, и порадовалась. Отличная мотивация!)
.. . «Да, это было не очень - то честно. И совесть меня слегка мучила, пока я готовился к этому походу. Но я тогда действительно верил, что значу для неё что-то. Как я мог быть таким дебилом? Я понимал, конечно, что она не может относиться ко мне так же, как я к ней, но. . . Нет, правда, я не хотел навязывать ей себя. Но я верил . . Я просто хотел удержать её. Мне необходимо было выследить, где Люпин преображается и отрезать у него кусочек хвоста. Много - то не надо, кусочка вполне бы хватило. Оборотни, как я читал, отлично регенерируются. Ну, копчик бы поболел. М-да, план был немного рискованный, но тогда мне казалось, что я всё рассчитал. У меня было ещё время до следующего полнолуния. Конечно, я снова перечитал всё, что мог найти про вервольфов. В некоторых книжках говорилось, что на них очень слабо действуют заклинания, и что только по - настоящему сильный маг может оборотня заколдовать. Но был уверен, что моей магической силы на Люпина хватит. Хм. ..Ну я же считал себя сильным магом. Я репетировал всё в Комнате. Там появилось огроменное чучело волка. Хвостов у него было несколько, и каждый раз они снова были целые. Спасибо, Комната, ты меня всегда понимала. Ну, не всегда правильно . . Да, я не знал тогда заклинания, способного что-то отрезать. Пришлось спереть у Слагхорна из кабинета хороший и острый нож. Ива. . Я думал, что это самая большая проблема. . Я решил, что сперва попробую на ней разные заклятия, типа Перфектус Тоталус, а если не подействует, проколдую тоннель к её входу . За пару часов это должно было получиться».
(Про Сириуса:
С чего это его так понесло, что он был готов не только оказаться виновным в возможной смерти своего врага, но и страшно подставить своего якобы друга Люпина и заодно всё руководство школы? Если это всё именно ради Снейпа, то это дополнительное доказательство того, что Снейп ботаником не был, а давал серьёзный отпор Мародёрам. Так ненавидеть можно только достойного противника. Впрочем, робкий мирный мальчик и не полезет по доброй воле в гости к оборотню.
Но вот вопрос – кого именно хотел подставить Сириус? Снейпа, Люпина или Дамблдора? Последние две версии дают простор для воображения. Но, возможно, он надеялся избавиться от всех троих разом?
Однако, если Снейп всё давно понял и осознанно и упорно пытался проникнуть именно к оборотню, то где подстава? То есть Сириус, надо думать, не знал, что Снейп в курсе. Но всё равно Снейпу на него в этом случае обижаться особо не за что – ну, хотел Снейп рискнуть, а тот ему помог. Но Снейп, судя по его реакции в Третьей и Пятой книгах, искренне расценивает этот случай именно как подлую подставу.
Потом-- я всё никак не могла представить себе эту встречу Снейпа и Сириуса возле Ивы и написать про неё. Выходило как - то неправдоподобно. Известно, что Мародёры всегда нападали на Снейпа все вместе, во всяком случае, не по одиночке. И тут вдруг, возле этой Ивы, Снейп встречает своего врага—наконец - то одного. И что -- два агрессивных ненавидящих друг друга подростка встретились и начали вот так просто беседовать, и потом так же просто и спокойно разошлись? Это странно. Почему Снейп не воспользовался моментом и не напал на Блэка? А потом мне пришла одна простая идея, которая объяснила сразу многое. И не надо говорить, что это потому, что мне не нравится Сириус. Да, не нравится. Но дело не в этом, а в достоверности. )
. . . За сутки до наступления полнолуния Снейп сидел в углу слизеринской гостиной. Он не пошёл в Комнату, потому что не хотел лишний раз рисковать перед завтрашней важной операцией. Поэтому он делал уроки здесь. Ему мешали болтающие однодомники, и он скучал по одиночеству и тишине Комнаты.
Компания парней собралась вокруг неразлучных Мальсибера и Эйвори. Сперва болтали тихо, но очень оживлённо, причём то и дело это перемежалось восторженными криками и хохотом. Постепенно голоса становились громче, и Снейп невольно начал прислушивался к разговору. Несколько девиц, которые сидели в гостиной, упорно делали вид, что ничего не слышат.
- И - что??
- Она начала расстёгивать!—в голосе Мальсибера был совершенно детский восторг.
Гостиная затряслась от общего гогота. Так как рассказ продвигался не совсем линейно—к компании подходили другие интересующиеся, и их посвящали в суть дела — Снейп довольно скоро понял, что произошло. История была следующая: Мальсибер, столкнувшись только что во дворе с гриффиндоркой Макдональд, которая шла куда - то в одиночестве, неожиданно решил попробовать на ней заклятие Империус. Что его больше подвигло на это – именно желание попробовать Непростительное Заклятие, или бюст Мэри, который внушительно увеличился за лето, осталось тайной. Империус он никогда не пытался применить, и знал это заклинание только в теории. Он даже сам не ожидал, что у него получится. Но он всегда был талантлив в заклинаниях. Когда взгляд девочки остекленел, он велел ей расстёгивать пуговицы на мантии. Дальше несколько раз повторялся взволнованный рассказ, как это происходило.
«Попробовали бы с таким к Эванс сунуться, уроды, -- подумал Снейп. – Убил бы! Хотя, скорее всего, она сама бы им устроила. А Мэри вообще вредная. Так ей и надо».
Но, когда дошло до четвёртой пуговицы, потрясённый Мальсибер потерял концентрацию, и заклятие действовать перестало. Макдональд пришла в себя, заплакала и убежала. Убегая, она почти столкнулась с Эйвери, который шёл искать приятеля. Более благоразумный Эйвери теперь пытался упрекать Мальсибера в неосторожном поведении:
- За это вообще в Азкабан сажают!
- Не докажут!
- А если Люц. . . .—он понизил голос до шёпота и конец фразы было не разобрать.
- Не узнает, если ты не расскажешь!
- Узнает!
- Да ладно тебе!—подал настойчивый голос кто-то из слушателей.—А лифчик -то её ты видел?
- Да. . Вроде бы. . Я не понял. .Что -то розовое с кружавчиками.
Снейп слушал их и думал (в тысячный раз) что они ведут себя, как умственно неполноценные. «Я ещё понимаю – Империус попробовать на ком -то. Но приходить в такой восторг от лифчика этой коровы — есть в этом что-то патологичное».
. . . Голоса и шаги – ещё ближе. Перед Снейпом, видимые через редкие деревья опушки, совсем близко, медленно проплывали два фонарика. Снова тихие, шепчущие голоса. Слов снова не разобрать, только нежность в интонациях. Он закусил губу и ещё сильнее сжал пальцами собственные плечи. Прошли. Но очень скоро он услышал, что парочка свернула на опушку недалеко от него – затрещали ветки.
«Прекрасно! Что их сюда - то принесло!!! Будут сидеть тут и тискаться. Ну за что мне ещё и это?? Уходите. . Эванс, уйди отсюда, пожалуйста. . Я очень тебя прошу. Это НЕВЫНОСИМО, поверь»
Он заткнул уши и закрыл глаза. Он не мог даже уйти сам, потому что это могло обнаружить его присутствие, а он всё же решил не убивать Джеймса. Снейп упрямо заставлял себя сосредоточиться на продолжении перепросмотра своих воспоминаний .
. . . Снейп вышел из замка в сумерках. На самом деле это была вовсе не ночь, а совсем даже ранний вечер, примерно половина пятого. Но осенью темнеет рано, а оборотни преображаются с восходом луны. Вход в коридор, ведущий к слизерискому подвалу, был как раз в холле, и до дверей было рукой подать. Как раз из этого коридора он наблюдал, как мадам Помфри и Ремус вышли за двери, и как медсестра потом вернулась одна.
Он шёл по дороге, ведущей к злобному дереву, пользуясь очень слабым светом окон замка и неба, не зажигая волшебный фонарик. Луна ещё не поднялась над Лесом, только небо начало светлеть в том месте, где она должна была появиться через некоторое время. Дул ветер, и шум деревьев Леса прятал звук шагов. Поэтому, когда Снейп увидел, что возле Ивы кто-то освещает землю, словно ищет там нечто, он смог подойти довольно близко незамеченным. Сидящий на корточках человек почувствовал его взгляд — это умение быстро вырабатывалось у магов. Он начал поворачиваться, вместе с пятном света, Снейп подумал «Люмос!»и в результате они осветили друг друга одновременно.
Снейп даже забыл про Люпина. Перед ним был Блэк, один, под прицелом его волшебной палочки.
- Здравствуй, Сириус, -- сказал Снейп мягко.
Блэк медленно вставал, и свет его палочки явственно подрагивал. Снейп судорожно соображал, что же ему сделать с недругом, раз уж ему так повезло. Некоторое время они смотрели друг на друга, ничего не говоря и не предпринимая.
- Ты же хочешь знать, как проникнуть туда? – спросил Сириус, облизнув губы. – Я же знаю — ты следишь за Ремом. Предлагаю сделку -- я покажу тебе, а ты. ..
- А я могу и так заставить тебя рассказать, -- ответил Снейп.
- Что, Непростительное заклятие?—фыркнул Сириус. – Ты же не знаешь ничего, что заставило бы меня говорить.
Он был испуган, но старался сохранять независимый вид. У него почти получалось это, если не считать дрожащего света в его руках. И его предложения.
В общем - то, он был прав. Снейп никогда ещё ни у кого не пытался узнать что-то силой, поэтому он не был уверен, что у него получится. «И где Сириус, там и Джеймс, -- подумал он. – Поттер может придти сюда, так что лучше узнать всё побыстрее».
- Идёт, -- сказал он. – Показывай, как это делается. Я обещаю, что не нападу и дам тебе уйти.
Сириус, демонстративно повернувшись к Снейпу спиной, взял с земли длинную палку, и тыкнул в уродливый нарост на стволе Ивы. Дерево застыло.
- Вот, можешь лезть.
- Ну нет, я, пожалуй, подожду, пока ты уйдёшь.
Блэк усмехнулся. Ничего не сказав, он повернулся и пошёл к замку. Снейп смотрел в его спину, пока ещё его было видно. Дождался, когда вдалеке хлопнула дверь, поднял с земли палку и обездвижил Иву.
. . . Он убрал руки от ушей. В лесу было тихо. Очень тихо, даже ветки не трещали. Снейп прислушивался некоторое время, но тишина оставалась незыблемой.
«Они ушли. Да, было бы слишком жестоко, если бы они устроились где - нибудь тут. . .Ничего, скоро, очень скоро, это ничего для меня не будет значить. Ладно. Продолжаем. . . Да, тогда я оценил его мужество, когда он повернулся ко мне спиной и пошёл вот так, не оборачиваясь. Я решил, что, хотя биться со мной один на один он не решился, и спокойненько сдал тайну своего друга, но удирает он стильно. И ещё я подумал, что он считает меня человеком слова. Мне это признаться, польстило. На самом деле Блэк считал меня наивным дураком — как показали дальнейшие события. И собирался он не сдать мне друга, а отдать другу меня. Впрочем, он не мог не понимать, что он губит и Люпина тоже. Мне надо было просто убить его тогда. Ударить в эту ненавистную спину. Потом спрятать тело в Лесу. Но я был по - смешному честен. И тогда всё ещё не зашло так далеко, не дошло до настоящей ненависти, которая накрыла нас всех потом. То есть я тогда думал, что ненавижу их, но это было ещё далеко не так. Я просто тогда ещё не знал, что такое настоящая ненависть. Но, возможно, мне всё равно помешала бы убить его Случайная Защита. Как потом, думаю, именно она не дала мне убить его – позже, после всего, когда я был уже готов это сделать. Возможно, и я спасся в Хижине именно благодаря этой магии».
(Что там, собственно, в Хижине, произошло? Люпин рассказывает, что Снейп, якобы ничего не зная, попёрся в подземный ход. Опасность была в том, что, если он дойдёт до Хижины, он встретит оборотня. Джеймс кинулся за ним и, рискуя жизнью, увёл его из подземного хода, причём Снейп увидел оборотня в конце тоннеля. Вопросы следующие:
1) Каким образом Снейп увидел Люпина в тоннеле? Что, Мадам Помфри просто так там оставляла вервольфа, не заперев проход в Хижину? Во - первых, это потрясающе безответственно, потому что Ива - то Ивой, но кто знает, на что способен оборотень. Потом – Ремус тогда бы, вполне возможно, выл и визжал не в Хижине, а у отверстия Ивы, так что его легко могли услышать. Ещё-- если Снейп увидел волка в конце тоннеля ( вместо света) то, значит, и этот волк увидел и учуял Снейпа и Джеймса, а тогда бы он, конечно, побежал за потенциальной добычей, и ему всё равно было бы, один мальчик от него удирает, или два. А преображаться в тоннеле Поттер бы не смог, потому что не поместился бы и застрял рогами (и это было бы очень круто). То есть мне кажется более вероятным, что Люпин был всё же заперт в Хижине, и Снейп увидел его, именно заглянув туда, а не просто в тоннеле.
2) Если Снейп знал, что там спрятан оборотень, и специально шёл его искать —на фига было Снейпа из тоннеля уводить? И каким образом его можно было оттуда увести, если он шёл именно туда, куда идти собирался?
3) Понятно, что Джеймс не мог преображаться в тоннеле из-за своего оленьего размера, и поэтому он рисковал жизнью. Сириус мог, возможно, уже превращаться в пса, который в тоннеле прекрасно помещался, и который мог воздействовать на Люпина – волка. Почему Блэк отпустил в тоннель Джеймса, своего лучшего друга, а не стал исправлять свой косяк сам? Боялся, что Снейп узнает, что он анимаг? Но он мог бы поменять форму и не при Снейпе, а заранее. Не хотел Сева спасать? И что, из-за этого Сириус был готов позволить Джеймсу рисковать жизнью? Хороший лучший друг, ничего не скажешь. )
. . .Пробираясь по пахнувшему влажной землёй тоннелю, Снейп всё время ждал подвоха. Он шёл в темноте неизвестно куда, всё время ожидая, что сзади раздадутся шаги и придётся принять бой.
Впереди раздался долгий вопль. В нём ещё выделялись человеческие всхлипывания, но уже появилось нечто вроде поскуливания. Снейп приостановился в первый момент, но упрямо продолжил путь. Ненадолго замолкнув, Люпин продолжил орать. Это было похоже на циркулярную пилу – так же пронзительно и такие же переходы от высокой тональности к низкой и наоборот. «Худовато ему, похоже», -- констатировал Снейп. Наконец, вопли смолкли. Он продолжал путь.
Коридор закончился тупиком. Пред ним оказалась стенка, в ней – отверстие, достаточно широкое и заткнутое деревянной крышкой, вроде тех, которыми закрывают бочки. Он присмотрелся -- оказалось, это не крышка, а круглая дверь, на петлях с одной стороны, и запертая на мощный засов с другой. Он прислушался – внутри тихо. Он отодвинул засов, открыл дверцу и осторожно заглянул в узкий лаз. Дверца изнутри оказалась обитой железом. Темно. Только слабый свет от его палочки. Он увидел, что недалеко от него, слева, на полу, навзничь, лежит человек. Взрослый. Он различил бледный профиль, тёмную одежду, и, кажется, тёмные длинные волосы. Снейп вздрогнул и посветил туда палочкой. Никого не было, и он понял, что ему померещилось. Прямо напротив отверстия стоял крупный резной деревянный стул с круглым сидением. Вообще - то Снейп рассчитывал увидеть клетку или что - то вроде, но никак не обычную комнату.
. . . « Я понял, куда я пришёл. В Визжащую Хижину. И всё стало ясно, все встало на свои места. Ива, этот странный дом, который построили совсем недавно, и у которого сразу же заколотили наглухо окна и двери. Все верили, что тут живут привидения. Глупые дети! И глупые взрослые. Потому что все, даже НАШИ, верили -- не могли не верить-- словам Директора, какими бы нелепыми они не были. Да, придумывали разные теории про этих призраков, обсуждали в тёмной спальне. .. Боялись потом в туалет ночью идти. И не слушали меня, когда я говорил им, что в новых домах привидения НЕ ЖИВУТ! Конечно, проще было бы прятать Люпина где-то в подземелье замка. У нас их немало. . . Никто ничего не услышал бы. Но — я понял это уже потом – всё дело было в территории. Хижина — она уже не на земле Хогвартса. Если бы всё это выплыло, и оказалось бы, что Директор прятал преобразившегося оборотня в школе – он даже мог бы попасть в Азкабан, наверное. Но прятать оборотня вне территории школы — это, видимо, было менее опасно для его карьеры».
…Снейп пролез внутрь, и постоял, прислушиваясь. Кто-то тяжело ходил наверху --там, видимо, был второй этаж. Он осмотрел комнату. Он казалась новой, но пострадавшей от какой –то серьёзной гулянки. Мебель – красивая, надёжная, но один из двух стульев валяется на полу, у шкафа дверца, обои местами явно процарапаны немаленькими когтями, и на внушающей уважение высоте. Вот стол стоит, но как -то косо, не параллельно стене. Окна аккуратно забиты свежими, не посеревшими ещё досками. Обнаружилась открытая дверь справа -- скорее всего именно там и была лестница наверх.
Он услышал, как наверху легло большое, тяжёлое тело. Подождал немного и сказал себе: «Пора. Может учуять». Всё казалось слегка нереальным. Снейпу по - прежнему не было страшно. Он, стараясь идти как можно тише, начал подниматься по лестнице. Но ступеньки всё равно скрипели под ним. Он распахнул дверь. На полу, на красном одеяле, лежал волк катастрофически огромного размера и, чуть наклонив голову, смотрел на него с вежливым интересом. Сзади него совсем уж безумно смотрелась вычурная кровать с балдахином. Снейпу на миг вспомнилась грубая шутка Выручай- Комнаты. Он вскинул волшебную палочку и попытался обездвижить оборотня заклинанием.
. . «Люпин, уже начиная подниматься, застыл. Я, обрадовавшись, шагнул было к нему – но тут внезапно действие чар закончилось, волк зарычал и мигом оказался на ногах. Я снова послал в него заряд магии – и он снова застыл. Теперь я уже стал отступать к двери, но времени мне хватило только на пару шагов. Да, я переоценил свою магическую силу. Мои заклинания на Люпина действовали, это да. Но очень ненадолго. Обездвижив его в очередной раз, я захлопнул дверь комнаты и заколдовал её – насколько успел, и бросился вниз. Недалеко, совсем недалеко. Через секунду раздался рёв и треск, я повернулся туда — оборотень летел на меня, дверь стукнулась в стену. Хорошо, что она не сорвалась с петель и я не получил дверью по голове. Я остановил Люпина уже после прыжка, его оскаленная морда почти уткнулась в меня. Это было сильное заклятие замедления, поэтому он не съехал по ступенькам, а застыл. Пока он не двигался, я успел отскочить на четыре ступени. И снова. . .Я отступал вниз по лестнице, медленно, так как то и дело мне приходилось выпускать новое заклинание. Я уронил нож, и он поскакал по ступенькам.. Что-то действовало чуть дольше, чего -то хватало совсем на чуть - чуть. Я спускался спиной вперёд, так как не мог отвернуться от него, а оборотень нависал надо мной с верхних ступенек. Это был огромный волк с суровой мордой. Он ничуть был не похож на хрупкого и вежливого Рема. И злился он всё больше и больше. Ему явно не нравилось, что что -то то и дело сковывает его мышцы или делает меня слишком быстрым. Я не решался применять заклятия, причиняющие боль, чтобы не бесить его ещё сильнее. Главным было добраться до выхода. Этот круглый лаз был специально подготовлен, он сдержал бы оборотня, и его можно было быстро запереть на задвижку. Да, теперь я уже не думал о трофее. Наконец, под моими ногами оказались не ступеньки, а пол. И тут, снова остановив Люпина, я услышал тихий шёпот возле лаза. Это был голос Блэка, и он произносил заклинание. Тут я снова отвлёкся на Рема, и потом, когда он застыл, обернулся и увидел, что лаз закрыт. Сириус вернулся, и он не только запер меня снаружи на засов. Он ещё и заколдовал этот люк для надёжности. Я даже не стал кричать ему, какая он сволочь. Не хотел отвлекаться. Он ещё немного пошептал и умолк. Ушёл, чтобы никто не узнал, что он имел к этому отношение. Стало ясно, что мне не выбраться отсюда до утра. Если бы мне удалось что-то сделать с оборотнем, чтобы он отстал от меня, я смог бы справиться с этой дверью. Но бороться одновременно с дверью и Люпином я не мог. В ноябре ночи длинные. Восход солнца и заход луны – около половины восьмого. Столько я не выдержал бы. Хотя у меня всегда была хорошая выносливость, но всю ночь кидать заклинания – это что-то запредельное. Правда, оборотень, по идее, тоже должен был устать и ослабеть от такого количества магии, но пока по нему ничего такого не было заметно. Да, всё же было более вероятно, что я ослабею первым. Я продолжал обороняться и думал о том, что вот, Рем загрызёт меня, завтра это всё выяснится. . .И -- о, я видел свои похороны, и ну, конечно, что все поняли, как они меня недооценивали. . .Что Сириуса посадили в Азкабан. . И что Эванс плачет над моим чёрным гробом. Конечно, мне было приятно думать о том, что она поймёт, как я ей дорог, и пожалеет о том, что в этом году так часто со мной ссорилась. Но всё же эта картинка мне совсем не понравилась. Мне не нравилось представлять, как она плачет. И я вовсе не хотел умирать. Да, тогда я ещё хотел жить, очень хотел. Это удивительно! Сейчас мне трудно это даже понять. Как раз тогда, пятясь от Люпина, посылая в него заклятие за заклятием, я думал о том, что у меня в жизни обязательно будет столько всего хорошего! И что поэтому мне нельзя умирать».


запись создана: 26.11.2011 в 03:59

@темы: Неотвратимое вчера

URL
Комментарии
2011-11-26 в 16:24 

Yugoza
слов нет. такая работа! очень эмоционально и достоверно.
браво. даже несколько неожиданно
:hlop::hlop::hlop::hlop::hlop:
Так выписать эмоции... магию... шедевриально!
А я не думала, что Сириус настолько сука. Гриффиндорец, не пойду в Слизерен, а сам... да уж он заслуживает той ненависти. Из всех - только Джеймс для него, на Люпина... прихлебателя... плевать. А что Джеймс самец и тупой не секрет, а вот что трус даже раньше так конкретно и не думала. Спасибище за разбор.
Хотя Снейп грубоват и местами очень неприятен, но тут уж полностью на его стороне. Хотя такой взгляд на вещи... мне не очень близок. Он идеализирует как-то. Вот она совершенство, значит, с ней можно... Да и она не совершенство, не смотря на внешность и манеры и некую доброту. В общем несколько узковато, но очень трогательно и эмоционально, сильный и правильный человек.

2011-11-27 в 18:46 

Yugoza
Знаешь до того понравилось твоё описание его.. что я вижу в будущем как после произошедшего (смерти) он закутывается в тёмную чёрную мантию, и как меняются его глаза. с другими описаниями Снейпа никогда не было такого живого ощущения

2011-11-27 в 23:31 

Yugoza, Привет! Приятно тебя снова здесь встретить!Спасибо тебе большое, я очень рада, что понравилось! В воскресенье , наверно, второй кусок от этого рассказа выложу..Ну, Снейп же здесь подросток, а подросткам ( и особенно Козерогам) свойственна категоричность оценок...И потом я же на горосокоп орентируюсь тоже, а Венерки в стрельце склонны к идеализации любимых...

URL
2011-11-28 в 00:55 

Yugoza
будет очень трагичный кусок... будет та самая сцена и ещё не мало...
спасибо вам.
у него ещё венера в 12 доме. на неё многие жаловались... обладатели.

2011-12-04 в 03:40 

Yugoza
а когда продолжение? :weep:

2011-12-07 в 02:06 

Yugoza, Насчёт Внернки в 12 ты в точку! Это тоже идеализацию объекта часто даёт..Продолжение -- сейчас ночью выложу.

URL
2011-12-07 в 09:11 

irina_
Безграничная Доброта, Сострадание, Милосердие
viv_with_wings, Продолжение -- сейчас ночью выложу. :vict:

   

viv_with_wings

главная