01:43 

2 Виды расставания - 3

Да, сперва Снейп был доволен. Однако, вскоре он понял, что ему не хватает Малфоев. Ему не хватало встреч с Нарциссой в её спальне, к которым он уже привык, и не хватало приятельского общения с Люцем. Хотя формально они не ссорились, но Люциус разговаривал с ним очень натянуто и с явным страданием на лице, а Цисси просто стала отстранённо – высокомерной. «Ну вот!—думал Снейп обиженно. – Сама меня в это втянула, а теперь делает оскорблённый вид!»
Теперь ему стало как -то гадко от всей этой истории.
(Про следующий эпизод:
Почему я думаю, что Снейп не знает, что Эванс участвовала в боевых действиях? Во - первых, он, конечно, не должен знать, что это именно Поттеры три раза удрали от Волдеморта, потому что если бы он знал, то сразу бы понял всё про Пророчество, и тогда ему проще было бы сразу же после прослушивания запустить себе Авадой в голову, или сходу сдаться Дамблдору. Во - вторых, если бы он знал, что Лили хотя бы два раза уже еле - еле спаслась от гибели, то он вряд ли так эмоционально среагировал бы потом на желание Волдеморта её убить. Это была бы уже в какой-то степени привычная ситуация. В- третьих. . Не могу представить, что Снейп знал, что Эванс участвует в вылазках Ордена, и что у неё такие особые счёты с Волдемортом – который, конечно же, очень хотел убить именно её и до всякого Пророчества, просто потому что у него это сперва не получилось—так вот, не могу себе представить, что Снейп всё это знал, и никак на это не реагировал. Потому что угроза для Эванс в такой ситуации получается не намного меньше, чем после Пророчества. )
А через несколько дней после дня рождения Люциуса к нему зашёл один из Съедающих Смерть, Крэбб, за зельем для своей беременной жены, у которой были проблемы со здоровьем. Он выглядел каким -то потерянным. Снейп знал, что ночью он должен был участвовать в налёте на дом одного мага из старинного аристократического рода, который не просто женился на маггловской женщине, а ещё и отметил свадьбу с большой помпой, пригласив известных людей и представителей прессы.
- Знаешь, -- сказал Крэбб, пугливо оглядевшись, что забавно сочеталось с его грубой внешностью.—Сегодня ночью всё пошло не так. Оказалось, что его охраняет Орден. Я шёл прямо за нашим Лордом, он, как всегда, мгновенно снял защиту дома. Там, в комнате, были маги… Несколько человек. Кстати, я узнал этого, который тебя доставал в школе. . Поттера. И ещё эту. . Алису, на два курса младше меня училась . .Потом началось что-то невообразимое. Какой-то светящийся туман, он мгновенно всё закрыл, стало трудно дышать. .. Даже Он. . даже Он, -- Крэбб, который перешёл уже совсем на шёпот , не смог продолжать дальше. Видимо, от страха.
Снейп молчал. «Джеймс! -- думал он. – Ну почему он появился не тогда, когда я был в деле?!» Ему резко, до звона в ушах, захотелось убить Поттера.
- Короче – они все ушли. Все, представь, от нас. . От . . От . .С ними был какой -то очень мощный маг. Я уже слышал… про что -то такое.. Это был не Дамблдор, тот действует по - другому. Это был новый маг, маг, которого мы не знаем. Я недолжен был бы говорить про это. . Но. . Посмотри, пожалуйста, не осталось ли на мне проклятья от этого тумана. У меня что-то. . голова болит, и с желудком. . не очень.
Проклятья на нём не было. Это был просто страх. Страх более сильный, чем опасения, что об этом рассказе узнает Волдеморт. Снейп дал ему зелье для его жены, и успокаивающее для него самого.
Отдав Крэббу лекарства, Снейп отправился к боссу. Это было неправильным действием, и он сам это знал. Но он всё видел и видел и видел, как Джеймс падает и дёргается от его магии, и как он долго - долго умирает.
Как и следовало ожидать, Волдеморт был сильно не в духе.
- Мой Лорд! Я хотел бы снова .. .
- Не разрешаю. И не надейся. Я понимаю твоё желание, но я не могу терять такого специалиста. Если его убьют, то я велю принести его тебе его голову на блюде. Если его схватят живым— я дам тебе убить его.
Спорить с боссом всегда было небезопасно, но сегодня это было бы просто признаком крайней тупости. Снейп вернулся к себе, но успокоиться не мог. Рассказ Крэбба произвёл на него неожиданно сильное впечатление. Теперь, когда ему снова так сильно захотелось убить Поттера, он почувствовал, что ещё немного, и он вспомнит Эванс, вспомнит её по - настоящему. «А ведь Цисс защищала меня от памяти о ней, а теперь я остался без этой защиты», – сказал Снейп себе. Ему стало страшно. Он заподозрил, что его победа над этой безнадёжной любовью не была настоящей победой. Хитрая любовь спряталась, затаилась, но она всё ещё была жива и только ждала случая, чтобы снова начать его тиранить. Он не боялся смерти, но вот это . . Это странная, мощная, почти не чувственная любовь – она сейчас безумно его пугала.
Вечером он пошёл в кабак в Кривом переулке. В общем -то он планировал ввязаться в какой - то конфликт, чтобы отвлечь себя. Но, хотя он вёл себя вызывающе и по- хамски, окружающие маги были тактичны и милы до неприличия. Никто не хотел ссориться с парнишкой, у которого была отличная дуэльная биография, и который, самое главное, был признанным любимчиком Тёмного Лорда. Снейп, сидя в печали за столом, уже подумывал о том, не отправиться ли в Диагональный переулок на поиски авроров, и его останавливала только мысль о том, что он будет выглядеть полным идиотом.
На сцене, на фоне красных штор, танцевала та же девица, что и в тот вечер, когда он нарвался на первый в жизни вызов на дуэль. Теперь он, наконец, узнал её, а то он уже было решил, что она иностранка. Но нет, дело просто было в большом количестве макияжа. «Хаффлпафф, на три года старше меня. Конечно, после этого Дома на хорошую работу не устроиться. Это тоже клеймо на всю жизнь, как и Слизерин, только по - другому. Да, девчонкам оттуда надо или сразу замуж, или что - то в этом роде, если внешность позволяет».
Танцовщица упорно посматривала на Снейпа, и так же на ещё одного или двух магов. Поймав её взгляд, он увидел золотые монеты, рассыпанные по алой ткани. «Это меня устраивает, -- подумал он.— Если не драка, то хоть это». Раньше он никогда не думал, что пошёл бы на такое. Но сейчас он сказал себе: «Прекрасно! Чем хуже, тем лучше. Она ещё и дура, так что хоть совестно не будет».
Самое смешное было то, что звали её Годива.
И несколько месяцев Снейп руководствовался именно этим лозунгом: «Чем хуже, тем лучше». Он решил, что именно такой стиль жизни больше всего продвигает его к его заветной цели—к третьему виду расставания, которого он никак не мог достигнуть в полной мере.
«Не зря же многие так живут, хотя на самом деле, это очень тупо и довольно скучно. Но, вполне возможно, что им тоже нужно избавляться от каких-то прошлых привязанностей или угрызений совести», -- думал он. Приняв решение, Снейп стал серьёзно осваивать такой стиль жизни, потому что делать что-то несерьёзно он просто не умел. Он оказывался то и дело на каких -то гулянках, и принимал участие в рискованных и неумных развлечениях, типа охоты на пикси . Он даже почти стал нарушать своё правило не пить всерьёз в компании магов.
После Нового Года (надо думать, что Чёрные маги должны отмечать не Рождество, а Новый Год) Снейп понял, что ему это всё уже очень надоело, и что он не хочет больше тратить своё время на такую чушь. Эта бурная жизнь выполнила своё предназначение: она сделала его детство ещё более далёким, и, как он сильно надеялся, научила его цинизму—не декоративному, а настоящему, тому, который идёт изнутри души. Он снова решил, что спасся, наконец, окончательно от памяти о своей детской влюблённости, которая принесла ему столько несчастий.
В свой день рождения, вечером, Снейп сидел в своём доме один и отмечал эту круглую дату сам с собой. Конечно, достаточно было бы малейшего намёка с его стороны, и от желающих его поздравить не было бы отбоя. Но в этот день ему хотелось одиночества.
«Ну что же, -- думал он. – В двадцать лет я сижу уже рядом с Тёмным Лордом, меня боятся и уважают – и это я получил за счёт своего характера и своего таланта. Да, я действительно очень многого достиг. Но самое главное – я действительно смог забыть её. Мне на неё наплевать. И теперь у меня всё хорошо . А будет ещё лучше. Если бы она это увидела. . . ей бы очень не понравилось. Но мне нет до неё дела. Какое счастье! Если бы мои мать с отцом. . .Но о них я тоже не буду думать. Они все меня бросили. А у меня всё хорошо».


* * * * * * * * * * * * *

 


Цинизм и в правду оказался штукой очень полезной. Снейп чувствовал, словно стал взрослее лет на десять. В его жизни появилась какая-то простота и надёжность, ушли мучавшие его сомнения и ненужные, ранящие воспоминания.
Соратники теперь относились к Снейпу с ещё большим уважением, чем раньше, и немало тех тёмнолордовцев, которые до этого его всё же как-то недолюбливали ( хотя и молчали об этом) теперь стали воспринимать его гораздо более душевно. Снейп был доволен, хотя , в общем-то, не понимал до сих пор, почему очень за неумный образ жизни можно уважать или даже любить.
И ещё Снейп понял простую вещь – что для женщин наличие денег и влияния в обществе часто гораздо важнее, чем внешность. И к этому он тоже стал относиться спокойно и практично.
В конце зимы у Волдеморта появилось новое задание для Снейпа.
- Знаешь, насчёт того, что ты когда - то мне сказал…. Да, Метка выдаёт наших людей, но пока это не имеет большого значения, так как авроры чуть что, используют Сыворотку Правды. Вот если бы ты нашёл средство ей противостоять… Тогда имело бы смысл подумать о том, как маскировать Метку при приближении опасности. У авроров сейчас нет мастеров легилименции. Они рассчитывают только на Сыворотку.
- И на пытки.
- Ну, это они применяют редко и не так жестоко, как могли бы. Я знаю, что мои люди способны выдержать такой вид боли. Они привыкли к Круциатусу. Но вот Сыворотка. . .
- Я понял, мой Лорд. Мне снова нужны будут люди для опытов.
-Да, конечно. Возьми Беллу.
- Что??
- Мне особенно важно, чтобы она ничего не выболтала при случае.
(Ну надо как -то и с этой странностью разобраться. Почему при наличии Веритасиума большая часть Съедающих Смерть ушла от ответственности, и почему добровольные показания—например, Каркарова— имели такое значение? Ну, и я за принцип «Не надо разводить лишних сущностей». Раз есть один изобретатель—вот пусть он всем и занимается. )
Снейп не был рад. Но он не стал трусливо отказываться от этого любезного предложения. Однако, сперва надо было придумать хоть что-то. Он снова заперся в своём доме. Волдеморт освободил его от обязанности присутствовать на собраниях, поэтому он почти никуда не выходил –только за новыми книгами и за кофе. Снейп просидел так почти неделю, и уже начал видеть формулы на всех стенках. Но, наконец, его всё же постигло озарение, и, вместе с озарением – несколько часов ослепительного счастья.
- Мой Лорд, теперь мне нужна миссис Лейстрендж.
- Так скажи ей сам.
- Боюсь, мой Лорд, что она проигнорирует мою просьбу.
- Очень возможно. Хорошо, я велю ей придти к тебе.
-Мой Лорд. . .У меня есть ещё одна просьба. . .Мне не хотелось бы приглашать миссис Лейстрендж к себе домой.
- Понимаю. Опасаешься, что от дома ничего не останется?
- Примерно так. .
- Хорошо. Я сейчас вызову её, и вы можете устроиться в моём кабинете.
Волдеморт приложил палец к Метке. Вскоре в кабинет ворвалась счастливая Беллатрикс, глаза её горели надеждой. Когда она увидела Снейпа, её выражение разительно изменилось.
- Белла, я тебе уже сообщал о своём решении. Я покидаю вас. Не советую осложнять жизнь Северусу и себе.
И они вместе с Нагайной отчалили. Снейпу стало как -то неуютно.
Сперва Беллатрикс, однако, держалась идеально. Она конечно, с ненавистью смотрела на Снейпа, пока пила зелье, но этим и ограничивалась. Потом несколько минут, нужные для того, чтобы магия подействовала, они сидели в напряжённом молчании. Потом Снейп снова налил воды в стакан Беллатрикс и накапал туда Веритасиум—минимальную дозу. Молча протянул ей. Она так же молча выпила. Они ещё немного посидели в тишине. Наконец Снейп сказал:
- Ладно, Белл, приступим. Сейчас я буду задавать тебе вопросы, а ты изо всех сил будешь стараться промолчать, или ответить что - то совсем не в тему. Мне придётся задавать тебе и настоящие вопросы, про нечто важно, потому что Веритасиум действует тем сильнее, чем важнее вопрос для человека.
Беллатрикс кивнула.
- Ладно, давай начнём. Сколько тебе лет?
- Двадцать, -- ответила Белла. Оба были довольны, и даже улыбнулись друг другу.
- Отлично. Теперь – твоя фамилия?
- Блэк!
Это тоже была неправда. Пора было переходить к значимым вопросам.
- Отлично. Какой день был самым худшим в твоей жизни?
Беллатрикс открыла и закрыла рот пару раз, потом набрала воздуха и закрыла губы руками. Она покраснела от усилий, но вскоре выпалила, сквозь пальцы:
- День моей свадьбы! И ночь после этого! Ненавижу! Он отвратительная скотина!
Лейстрендж был почти ровесником – и старым соратником – Волдеморта. Когда он женился на Беллатрикс, она только что закончила школу, а ему было уже около пятидесяти лет. Белла с детства знала, кому в жёны она предназначена—и это, надо думать, не улучшало её характер.
- Я пыталась его убить, а он. . .
- Всё- всё – всё, достаточно! – поспешно сказал Снейп. – Да, что - то не получилось . .Давай ещё раз попробуем. Белла, постарайся. . .
Она поглядела на него взглядом, в котором явно была жажда крови.
- Скажи, что для тебя сейчас самое важное?
В этот раз Беллатрикс не была способна даже на попытку сопротивления. Её полные, красиво изогнутые губы растянулись в гримаске горя.
- Он не любит меня! – почти зарыдала она. -- Вчера он снова назвал меня Наги! Ты. . Ты сволочь!
Теперь в её глазах было уже настоящее бешенство, граничащее с безумием. Снейп ясно понял, что она готова напасть на него, несмотря на запрет Тёмного Лорда.
«(. . . . !) Я действительно ошибся! -- похолодел он. -- Но мне нельзя драться с Беллой! Что же делать?» И он спросил:
- А что ты думаешь обо мне?
Непрерывных воплей ей хватило, казалось, минут на пятнадцать. Зато она не напала. Просто умчалась, когда высказала всё, и хлопнула дверью. Снейпу было неприятно слушать всё это – хотя он примерно так и думал, что многие окружающие примерно так и думают про него. Но Белла сумела подобрать нужные слова и интонации, расписывая, какой он наглый, подлый урод – полукровка, который за счёт непонятной милости Тёмного Лорда пролез в приличное общество, и ещё и охмурил её бедную сестру, воспользовавшись её сложным семейным положением и её наивностью. Конечно, Снейп не должен был обращать внимания на то, что говорила Белла, но проблема была в том, что она действительно так думала, и нельзя было утешить себя отговоркой, что вот, человек специально старался тебя обидеть и сгущал краски.
Снейп думал ещё с неделю – то есть он старался думать о зелье, а не о том, что наговорила ему Беллатрикс. Следующей его идеей была схема из двух снадобий, которые надо было принимать поочерёдно через день. Одно надо было медленно пить, думая при этом о том, о чём нельзя было говорить ни в коем случае. При приёме второго как раз наоборот, надо было представлять нужные ответы на нужные вопросы. Снейп постарался сделать их максимально приятными по вкусу. Но добился только того, что они не были очень уж противными. После чего он сообщил Тёмному Лорду, что хотел бы видеть Беллу.
- И я хотел бы по - прежнему встречаться с ней где - нибудь здесь. И, может быть . . может быть, вы не будете уходить далеко?
- Можете устроиться здесь, в этом зале, -- любезно предложил Тёмный Лорд, не в силах сдержать ехидную усмешку. Он, надо думать, уже вполне насладился в воспоминаниях Беллатрикс выражением лица Снейпа в тот момент, когда тот понял, что Белл сейчас нападёт на него.—Я буду сам присутствовать при вашем разговоре.
Он вызвал Беллатрикс, и Снейп объяснил ей, что делать с новыми зельями. Он, конечно, понимал, что Белла хотела бы отомстить ему, и для этого способна была и не принимать снадобья. Поэтому он добавил:
- И ты будешь стараться, Белла, и не будешь пропускать приёмы лекарства. Потому что через месяц я устрою тебе экзамен в присутствии нашего Лорда, и позову ещё зрителей. И я буду задавать тебе очень неудобные вопросы. Про твою личную жизнь, например. Так что ты сама должна быть заинтересована в том, чтобы научиться врать под Сывороткой Правды.
Потом, когда день испытания приблизился, Снейп готов был пойти на попятный и сократить число зрителей до одного единственного Тёмного Лорда. Но сам Волдеморт захотел, чтобы народа было побольше. Он позвал ещё семерых Съедающих Смерть, включая Лейстренджа и Люца. Сыворотку Правды, для того, чтобы было не к чему придраться, принёс один из магов, который был главным специалистом по зельям до того, как Снейп появился в этой тусовке. Он тоже бы среди свидетелей, и он, конечно, очень хотел провала удачливого конкурента.
Беллатрикс была бледной и сосредоточенной. Снейп старался казаться невозмутимым – довольно успешно.
- Миссис Лейстрендж, -- сказал он, когда Веритасиум был выпит. – Итак, первый вопрос-- сколько вам лет?
- Десять, -- ответила Беллатрикс.
Зрители испустили общий вздох.
- Ваша фамилия?
- Боннемкартер.
«Откуда она такое странное слово взяла?»- удивился Снейп. Пока всё шло удачно, но он на самом деле жутко волновался. Не только из-за Беллы. Он конечно, всё уже проверил —врал сам себе, в одиночестве, но вслух. И у него всё получилось, иначе он бы отложил бы это испытание. Но он всегда волновался, когда надо было в первый раз демонстрировать свои творения. Его изобретения были очень уж дороги ему .
- Ваш самый ужасный день в жизни?
- Это было в прошлом году, когда перед приходом гостей на приём по случаю дня рождения моего мужа поганые эльфы сожгли пирог и жаркое.
Изобретатель и подопытная пациентка переглянулись. Оба явно перевели дух.
- А самый счастливый?
- Это день моей свадьбы, --- промурлыкала Беллатрикс. Мистер Лейстрендж издал сдавленный звук – что –то вроде хрипа.
- Скажите, вы являетесь членом организации Съедающих Смерть?
-Нет, ну что вы! Как вы могли подумать!
Раздались неторопливые аплодисменты. Снейп посмотрел—это хлопал сам Волдеморт. И, через паузу, зааплодировали все.
- А знакомы ли вы с магом, которого именую Тёмным Лордом?
- Нет, никогда его не видела. Но очень хотела бы познакомиться, -- добавила Белла, кокетливо покосившись на Волдеморта.
- Я думаю, испытание можно закончить, -- сказал Снейп, повысив голос, чтобы его было слышно через аплодисменты и восторженные крики.
- Нет, -- ответила Беллатрикс, - Ты забыл ещё один вопрос. Что я думаю о тебе? Так вот, ты самый прекрасный человек, которого я видела. Я просто схожу от тебя с ума. Ты нравиться людям, прекрасный рассказчик, лёгкий, остроумный человек. . .Ты образец изящества, и на твоё лицо я готова любоваться часами.
Снейп видел, что некоторые из магов – зрителей начали улыбаться: кто-то чуть - чуть, несмело , кто-то – прикрывая лицо рукой. Люц откровенно хихикал. Да, Снейпу ещё никогда не говорили таких комплиментов и в таком количестве. И при этом столь оскорбительно. « К дементору вас всех, - подумал Снейп. – Я же не баба, чтобы реагировать на это! Всё равно я победил»
- Ты забыла ещё сказать о моём несравненном таланте в зельеварении, -- сказал Снейп сквозь зубы.
- Ну нет. Ты полная бездарность. Не можешь сварить даже простенькую микстуру от головной боли, -- ответила миссис Лейстрендж, очаровательно улыбнувшись.
Это вызвало уже настоящую овацию. «Ну и пусть, -- подумал Снейп. – Главное —я действительно гений!»
Теперь Снейп ещё готовил зелье для всех Съедающих Смерть и для особо ценных членов организации, которые не имели Метки, но работали на Тёмного Лорда. По его расчетам, зелье на до было принимать курсами раз в пару месяцев, и чем дольше человек его принимал, тем дольше держался эффект.

Настала весна.
На каком - то приёме в каком - то особняке, Снейп столкнулся с Люцем и Нарциссой. Цисс он не видел довольно давно, и тут до него дошло, чем были вызваны перемены в её внешности. Конечно, мантия хорошо скрывает фигуру, но теперь ошибиться было невозможно – его бывшая подружка была очень сильно беременна. Снейп невозмутимо обменялся светскими приветствиями с Малфоями, хотя в голове у него при этом крутились сцены одна хуже другой.
Уже отойдя, он обернулся и поймал взгляд Цисси. На его немой вопрос она чуть заметно мотнула высоко поднятой головой. Выражение её было полно презрения. «Стала бы я, от тебя. . ..Как ты мог даже подумать! Полукровка!» Он словно услышал её голосок, и он твёрдо знал, что именно это она про себя и подумала.


* * * * * * * * * * * * *


В начале лета на очередном собрании неожиданно обнаружился Регулас Блэк. Снейп слегка удивился – парень ещё учился в школе, всего -то закончил пятый курс. Хотя Снейп, конечно, прекрасно знал, что Рег – близкий родственник Беллатрикс, но не думал, что парень появится тут так скоро, до совершеннолетия.
Младший Блэк и Снейп практически не общались в школе, хотя и принадлежали к одному Дому. Дело было не в родстве Регуласа и Сириуса – Снейп прекрасно знал, что братья давно терпеть друг друга не могут, и вообще не разговаривают. Просто младший Блэк был интровертом чуть ли не больше, чем сам Снейп—уже не меньше, во всяком случае. Никто из них не пытался начать общаться, и всё. В посиделках малфоевского тёмнолордовского кружка Регулас не участвовал—проходил мимо со слегка заносчивой миной. И все уже тогда знали, что у него есть серьёзная протекция при дворе Волдеморта, и что Малфой для него не авторитет.
Сперва Рег, сидя на одном из самых далёких от Волдеморта мест, просто светился от восторга. Но постепенно, от собрания к собранию, он становился всё мрачнее. Как слышал Снейп, мальчик очень хотел оказаться в настоящем деле, и, видимо, надеялся, что Тёмный Лорд сможет ему в этом помочь, преодолев заклинание Надзора. Но не тут -то было. Волдеморт связываться с Надзором не захотел, и, следовательно, колдовать Рег пока не мог, а значит, ему оставалось только присутствовать на собраниях и завидовать старшим.
Видимо, для того, чтобы порадовать свою подружку, Волдеморт как - то раз, перед началом очередной сходки, торжественно поставил на руку Регуласа Тёмную Метку. Мальчик побледнел от боли, но был действительно счастлив- -хотя на самом деле это пока для него ничего не меняло.
«Надеюсь, Беллатрикс хватит ума посоветовать ему хороший тональный крем?»-- думал Снейп, наблюдая эту сцену. – Всё -таки опасно шляться по Хогвартсу с незамаскированной Меткой».
В конце июля Волдеморт сообщил :
- У меня есть для тебя особое задание. Мне нужен свой человек в Хогвартсе.
И объяснил дальше детали своего плана. Эта идея вызвала у Снейпа тревогу. Был риск, что возвращение, пусть недолгое, в школу, нарушит его спокойствие. Он боялся образа Эванс, который подстерегал его там, в Хогвартсе, за каждым изгибом коридора, в каждой аудитории, на тропинках, на берегу... Поэтому он начал ожесточённо отмазываться от поручения:
- Но почему именно я? Почти все заканчивали Хогвартс, можно отправить любого! Вон, отправьте Барти. Он вообще не из Слизерина, и отец у него . . .Про него, наверное, даже Дамблдор не знает, что он в нашей организации. .
- Он – мальчишка, не умеющий себя контролировать. И он ещё моложе тебя.
- А если послать кого - то постарше?
- Ещё скажи – отправить Беллу в качестве кандидата на должность! Дело не в возрасте, а в знаниях и самообладании.
- У вас же есть опытные. . .
- Прекрати спорить.
- Директор меня всегда терпеть не мог! Он меня не возьмёт на работу! Зачем совершать действия, заранее обречённые на провал?
Волдеморт немного помолчал, глядя на Снейпа.
- Ладно, ты прав,-- сказал он, усмехнувшись. -- Я вовсе не рассчитываю, что он тебя возьмёт в профессора, хотя это было бы огромной удачей. Дело в другом. Для тебя есть особое задание.
- Да мой Лорд.
- Он назначит тебе собеседование в школе. Тебя пропустят в Хогвартс, и там ты должен будешь незаметно выполнить одно моё поручение. Как только он назначит тебе встречу, ты узнаешь подробности.
- Да мой Лорд. . . Но Директор наверняка знает, что я Съедающий Смерть! Что мне делать, если он просто, например, потребует показать руку? Он может вызвать авроров.
- Ну, замаскируй её на время собеседования, -- сказал Волдеморт с досадой.— Можно подумать, что ты не умеешь. И поринимай, на всякий случай, свой Антиверитас, раз уж ты боишься.
- Если меня арестуют. . .
- Если тебя арестуют, поверь, мы не оставим тебя в беде. Вряд ли тебя успеют хотя бы дотащить до Азкабана. А если надо, мы разгромим тюрьму.
- Но…
-Прекрати. Не ври мне. Ты совершенно не боишься тюрьмы и авроров. Ты просто боишься вернуться в школу, потому что она вызывает у тебя плохие воспоминания, -- сказал Тёмный Лорд с явным ехидством в голосе.
Снейп медленно начал краснеть и сразу потерял желание спорить.
- Всё, разговор окончен. Ты прекрасно знаешь, что любой другой уже давно катался бы по полу. Не искушай судьбу.
Снейп написал Дамблдору официальную просьбу, и получил приглашение на собеседование. Но Директор назначил ему встречу в трактире Кабанья Голова, что Снейпа очень обрадовало. Дамблдор попросил Снейпа снять номер, чтобы можно было спокойно поговорить.
Волдеморт был разочарован.
- Но всё равно сходи, поговори с ним, - сказал он. – Мало ли. Может быть, у него совсем плохи дела с преподавателями.
Точно в назначенное время в гостиничном номере появился Директор.
Всё прошло быстро. Дамблдор покосился на перстни Снейпа, а так же явно оценил фирму и стоимость его одежды. После чего, как и следовало ожидать, в вежливой форме высказал ему достаточно гадостей.
- Вы, конечно, всегда были выдающимся учеником, одним из первых на курсе, я это не отрицаю. Но ваш моральный облик оставляет желать лучшего, так же как и ваш круг общения.
«Надо было за порядком в школе смотреть, как следует. У всех бы с обликом получше было», - подумал Снейп, но, конечно, промолчал. Перед Директором он всё ещё чувствовал себя учеником, хотя со школы пошла уже пара лет.
- Вы же не будете отрицать, что ещё в Хогвартсе проявляли склонность к превышению всех разумных пределов самообороны? Вспомните случай с Блэком. Вы человеку, возможно, жизнь сломали.
Снейп не смог не ухмыльнуться. Директор печально покачал головой.
- Как я могу доверить вам детей? Вдруг вы будете над ними издеваться? Решите, что кто - то из них хочет вас обидеть, и убьёте ненароком? Или отрежете там что- нибудь ещё. . . К тому же вас видели в компании с человеком, которого задерживали за развратные действия по отношению к несовершеннолетним волшебникам мужского пола.
- Неужели вам есть дело до того, с кем я сижу в трактирах?
- Меня, знаете ли, интересуют все наши бывшие ученики. А вы были выдающимся учеником. Жалко, что ваша карьера пошла не по научному направлению!
- Мне тоже очень жалко. Но – этим я тоже занимаюсь.
Тут Снейп почувствовал, что Директор пытается влезть в его сознание. Это было сюрпризом, он не знал, что старый маг это умеет. Большинство, наверное, даже не заметило бы этого вторжения, но Снейп сразу узнал знакомое ощущение. Сузив глаза, он применил ту окклюменцию, о которой он читал в книжках, но которую не мог практиковать для защиты от своего босса -- он постарался просто закрыть своё сознание от Директора стеной, поддержав, конечно, этот образ определёнными невербальными заклинаниями. Снейп чувствовал эту стену, словно она была частью его тела. В неё колотились мощные волны магии Дамблдора, но пока она выдерживала напор. Очки Директора сползли на нос, а брови приподнялись – он явно не ожидал такого сопротивления.
- И у вас очень злые глаза, - сказал он, как ни в чём не бывало, но поправив очки. -- Ученики бы вас просто боялись.
« Испугаешь их, как же!»
- Ещё вы, конечно, слишком молоды. Приходите лет через пять, хотя бы – если вдруг не случится несчастье, и вы не окажитесь в Азкабане. А это, увы, вполне вероятно, при том направлении, в котором, по - моему, развивается ваша карьера.
Дамблдор рассеянно погладил косичку на бороде. Он встал. Снейп тоже.
- Впрочем, я думаю, что вряд ли вы будете когда - либо преподавать в Хогвартсе. Прощайте.
Они обменялись короткими кивками, и Дамблдор вышел.
«Хуже Хогвартса может быть только Азкабан. И там и там -- пытка воспоминаниями, -- думал Снейп. – Какое счастье, что мне отказали! А Дамблдор -то каков! Тоже любитель, оказывается, поиметь чужие мозги».
Теперь он сидел на столе. Номер был тёмный и грязноватый, и вокруг жужжали мухи. Это напомнило ему его комнату на чердаке. Пока он не обнаружил Выручай - комнату, ему негде было тренироваться в боевой магии, а уже было надо. И в этой комнатёнке, на каникулах, он отрабатывал меткость, сбивая заклятиями мух. Потому что если ты умеешь попадать заклятием в муху, которая маленькая и быстро летает, то в человека - то ты точно не промажешь. Даже сможешь попасть в нужную часть тела, вместо того, чтобы крушить мебель вокруг.
Он подумал, что можно было бы спуститься вниз, в кабак, но ему, как всегда, не хотелось встречать знакомых. Особенно преподавателей. «Будут смотреть на меня, как на больного лишаём!» -- решил он. Ему хватило Дамблдора. Хотя в язвительной вежливости его тона было что-то лестное. Снейп взял со стола стакан – он был грязный, это было видно даже здесь. Он фыркнул и почистил его заклинанием. А вино оказалось сладким. «Ну и гадость!» И тут его кто - то позвал. Это было явно, хотя он не слышал голоса. Его просто потянуло выйти из комнаты. Он некоторое время сопротивлялся, но потом всё же вышел.
Снейп оказался в совсем уже тёмном коридоре. И подумал: «Надо скорее убираться отсюда. Дурь какая - то! Близость Хогвартса всё же плохо на меня действует». Что - то явно было не так. Воздух слегка звенел, ему стало вдруг холодно. Он спустился по маленькой лестнице, повернул и пошёл по следующему коридору, чуть более светлому. В конце его светилась щель чуть приоткрытой двери. Эта узкая полоска света притягивала Снейпа. Тут были ещё двери, но его явно тянуло к той, дальней. Он даже ничего не думал в то время, когда очень медленно шёл к ней.
( Это потом он решил, что собирался всё же шпионить. На самом деле его звало Пророчество. Потому что пророчества хотят, чтобы их услышали и о них рассказали.)
Из - за двери он услышал голос Дамблдора, и продолжал идти вперёд, хотя снова сталкиваться с Директором ему не хотелось. А потом, когда он оказался уже у самой этой светящейся щёлки, зазвучал другой голос -- странный, резкий, лишённый пола, и он сразу понял, что это – настоящее. Хотя до этого он только из книг знал, как такое происходит.
- Единственный, у кого есть сила сокрушить Тёмного Лорда приближается…Рождённый теми, кто трижды противостоял ему, рождённый, когда седьмой месяц умирает…И Тёмный Лорд…
Тут Снейп услышал сзади лёгкий скрип двери. Он начал оборачиваться и увидел, что оттуда выходит бородатый местный трактирщик с мятыми простынями в руках. Снейп открыл было рот, чтобы сказать, что тут очень запутанные коридоры, но тут старик бросил в него простыни, и Снейп инстинктивно поднял руки, заслоняясь от летящего в лицо комка грязных тряпок. Да, дедушка действовал, как опытный драчун – воспользовавшись отвлекающим манёвром, он, с почти маггловской сноровкой зафиксировал руки Снейпа, да ещё и оказавшись при этом у него за спиной. Снейп даже не успел понять, как это произошло. Голос продолжал говорить, но слова, конечно, было уже не разобрать. Снейп пытался освободиться, но это у него не получалось -- он- то, в отличие от трактирщика, не отличался ни высоким ростом, ни мощным сложением. К тому же рукам было больно.
- Альбус! Выйди, не пожалеешь! – рявкнул старик. – У меня тут для тебя сюрприз!
На пороге возник Директор – тёмная и очень грозная фигура на фоне освещённой комнаты. Внутри, за ним, маячила какая - то очкастая тётка. Снейп и трактирщик заговорили одновременно, высказывая каждый свою версию происходящего.
- Вот, поймал поганца! Он подслушивал под дверью!
- Отпусти, придурок! Я просто ошибся лестницей!
- Он подслушивал, он шпион!
- Я тебе за номер не заплачу, что за обращение с посетителями!
Тётка тоже что -то верещала. Директор упорно молчал. И постепенно все заткнулись тоже.
Возникла пауза. Снейп, тётка, трактирщик и Дамблдор застыли, словно их заколдовали. Это был очень странный момент. Директор напряжённо смотрел на пленника, и эта пауза всё длилась и длилась.
- Отпустите его, пожалуйста, Аберфорт, -- сказал, наконец, Дамблдор, как обычно, очень лёгким и доброжелательным тоном. -- Вы неправы. Нельзя устраивать драку только потому, что молодой человек ошибся дверью.
Трактирщик явно удивился и стал было возмущённо возражать, говорить, что надо бы разобраться, что и как. Но Дамблдор повторил свою просьбу, ещё более душевно и с ударением на слове «пожалуйста». Стало ясно, что спорить бесполезно.
- Знаете, юноша, -- сказал Дамблдор, посмотрев на Снейпа с непонятным ему выражением. - - Если когда - нибудь вы искренне – я повторяю, искренне — решитесь изменить свою жизнь – приходите. Все, кто искренне стремятся исправить свои ошибки, могут рассчитывать на мою помощь. Проводите его пожалуйста, Аберфорт.
Аберфорт послушался, но не смог отказать себе в удовольствии вытолкнуть Снейпа за дверь очень грубо, а у того не возникло желания возвращаться и выяснять отношения дальше.
Он вылетел на тёмную улицу, едва не упав. Сзади захлопнулась дверь. «Ладно, -- решил он. -- Мне повезло! Я легко отделался. Это всё необходимо спокойно обдумать».
Казалось бы, он одолжен был бы быть в восторге от того, что раздобыл столь важные сведения. Но всё было сложно. Он перенёсся на эту Лысую Гору, где у него были дуэли. Тут было пусто и тихо. Он стоял на голой вершине и смотрел в ночное небо. По спине ещё проскакивали мурашки. Он вспоминал про убитую девочку в полосатых носочках.
«Интересно, много таких найдётся, родившихся в конце июля ? Ох! И удастся ли Волдеморту добраться именно до того самого? Обычно не удаётся. Но он - то уверен, что всё на свете может. . . Интересно, это всё -- правда? Вроде по всем признакам должно быть настоящим. . .Может это всё, конечно, и не так важно. А то бы Дамблдор не отпустил меня так просто. Почему он меня отпустил? Когда мы разговаривали пред этим, он чуть ли не прямым текстом говорил о том, что я – Съедающий Смерть. Он знает это, это точно…Он что, решил, что это просто розыгрыш, фокус этой очкастой крысы? Может, и Волдеморт скажет, что это пустяк? Но звучало - то убедительно, да и мороз по коже и всё такое. . . Нет, если бы это действительно было пророчество, Директор не должен бы был меня отпускать. Но даже если это всё полная лажа — всё равно он не должен бы был отпускать меня… Ясно же, что я сообщу боссу, и ясно, как наш босс среагирует. Примерно как Артур Пендрагон в своё время. Хотя там дело было тёмное, но кучу детей - то точно утопили, и на Мерлина всю ответственность свалили. . . Или как царь Ирод. Причём все же знают, что это от пророчеств не помогает – и всё равно все именно так и делают. Ни разу ведь не выходило, чтобы убили именно того ребёнка! Тот ребёнок – он всегда спасается, по - моему. Но, даже если окажется, что неправда, наш ведь всё равно, скорее всего, будет детей убивать, для страховки. . .Но они и так это делают. Они делают это иногда, просто мне везло, и я оказался при этом только один раз.. Ладно, пусть сами разбираются. Я всё равно не смогу скрыть это. Поэтому и вопроса никакого тут нет. Да, ясно, что если Дамблдор меня отпустил, то это не настоящее пророчество. Но пусть наш Лорд сам решает».
Тут он вспомнил о Нарциссе, которая родила в июне, а потом подумал неожиданно о женщине – о беременной женщине, которая ещё ничего не знает. Он её увидел – серо - голубая мантия, натянувшаяся на животе, и красивые, тонкие юные руки, этот живот придерживающие. А головы нет, не видно. Спрятана в каких - то тенях. Он встряхнулся и отогнал и эти мысли. «Нет, не хочу! Я буду думать О СЕБЕ».
И он отправился к боссу.
- Прекрасно, -- сказал Волдеморт, выслушав его. – Теми, кто трижды противостоял ему, -- повторил он и посмотрел на Снейпа задумчиво.
«А ведь он поверил, что это настоящее!» - подумал Снейп.
– Я знал, с того раза, как я сохранил тебе жизнь, что ты будешь мне полезен. Знаешь, если маг спасает жизнь магу. . . Это предрассудок, конечно, но всё же… Глупец, он отпустил тебя! Стареет….И он предложил тебе придти, если ты разочаруешься во мне. Хорошо. Его доброта его погубит. Этим предложением можно будет воспользоваться в дальнейшем. Подожди. . .
И Тёмный Лорд достал из стола семь золотых монет.


* * * * * * * * * * * * *



В середине августа Снейп узнал, что Съедающие Смерть похитили нескольких акушерок. Двух отпустили, а одна умерла во время допроса. Вскоре Тёмный Лорд вызвал его к себе в кабинет.
Волдеморт стоял возле стола, а не сидел за ним – похоже, он был даже взволнован.
-Пророчество. Мы всё выяснили. Это могут быть всего две семьи, - сказал он.
Тёмный Лорд немного помолчал и прошёлся по сумрачной комнате. Снейп, с должной почтительностью, стоял у двери.
- Знаешь, ещё одна причина, по которой я оставил тебя тогда в живых -- это то, что в твоих глазах я увидел их—да, рыжую девочку и того парня, -- сказал наконец Волдеморт. – И услышал их имена в твои мыслях.
Снейпу показалось, что он начал падать с какой -то очень высокой башни, и что в его ушах свистит ветер. И в то же время он чувствовал, как складываются, становятся понятными, фрагменты его жизни, как части жестокой головоломки. «Неужели я родился для того, чтобы убить её?— промелькнуло у него. – Зачем я захотел узнать, для чего я живу!?»
- Незадолго до этого я встретился с ними, и они остались живы. Эта девочка -- особенная ведьма. Я не знал, кто они. Никто из моих подчинённых не присутствовал при этом моём промахе.
«Вот оно происходит. . Но почему же так изощрённо? Какая же дрянь это всё сочинила?! За что мне это. . .»
- Я думал об этой сбежавшей паре, и потом увидел их в твоих глазах. И услышал их имена. Я бы, конечно, и так узнал это, но. . . Я тогда подумал, что это – не случайность. Я решил оставить тебя в живых, и посмотреть, что из этого выйдет. И. . это случилось ещё раз. Им пришёл на помощь сам Дамблдор. И потом, прошлой осенью, они сбежали снова. Эта девочка. .. Я видел, я чувствовал, как она колдует. Она завесила всё туманом, ушла и увела за собой всех. Это был третий раз, третий вызов. Я всё понял, когда акушерка назвала знакомую фамилию.
Снейп чувствовал, что его любовь, которую он проклинал столько раз, и от которой, как ему казалось, избавился, сейчас надвигается на него, как огромный бешеный поезд. «Мне надо было попросить его избавить меня от этой любви! – подумал он в отчаянии. – Как я не додумался! Он бы смог! А теперь…» А теперь уже было поздно. В следующую секунду ему уже было неважно, что происходит с ним самим – имело значение только то, что Лили угрожает смерть.
-У неё родился сын 31 июля. Сейчас она не убежит от меня, её магическая сила ослабла от родов. Я найду их и убью их сына. А взрослых можешь убить сам. Ты же хотел сам убить Джеймса Поттера? И её, наверное, тоже?
«Эти два года – это была не жизнь. Нет—это меня не было в этой жизни. Последнее настоящее – это выпускной, Лили, танцующая с кем - то. . . неважно, с кем. . . просто размытые фигуры. . . Дерево с золотыми лилиями. Потом – только проблески, отдельные минуты. Больше ничего не важно. Я боюсь. Теперь я боюсь его. Это очень плохо».
Хотя Снейп боялся не за себя, но всё равно он чувствовал себя беспомощным от этого страха. Тут Тёмный Лорд перестал прохаживаться по залу, остановился и посмотрел в глаза Снейпу. Его утончённое лицо утратило обычное высокомерное выражение. Он был изумлён.
-- Как ты можешь!? – растерянно сказал он, -- Такой страх! Такая зависимость! Ты был единственный! И как ты ухитрялся столько времени скрывать от меня. . . ?!
Волдеморт был даже расстроен. Глядя в его красные глаза, Снейп понял, что потерял сейчас свою исключительность, которую как раз и ценил в нём Тёмный Лорд – ценил почему- то больше, чем даже его талант. «И я ведь знаю, что должен делать», -- подумал он. Волдеморт медленно кивнул.
«Но,-- подумал Снейп. – Я же не умею».
Волдеморт продолжал молча смотреть на Снейпа, скрестив руки на груди, и явно ждал, что будет дальше.
«Значит -- придётся учиться. А я столько для него сделал. Но ему принципиально наплевать на благодарность. Он же Тёмный Лорд»».
Он вспомнил то, что ему удавалось давно уже не вспоминать – ржущие рожи, и это чувство унижения и беспомощности.
«Но я же обещал себе, что никому не позволю. . .»
- Ну же,-- сказал Волдеморт мягко. – Если тебе что-то надо– проси.
«Это просто условность. . .Условный жест. . Подумаешь. .Я притворюсь».. Он рухнул на колени и увидел перед собой сложный узор дорогого эльфийского ковра. .
«Это просто гимнастика… Нет, это было бы гимнастикой, если бы я не принадлежал сейчас ему полностью».
-Ты прекрасно знаешь, как это делают другие.
«Самое ужасное – это то, что придётся говорить действительно искренне о том, чего я боюсь. Какая дурацкая мысль. Но унижение вовсе не в том, что я стою на коленях».
- Может быть, тебе повезёт.
«Беспомощность. Это когда кто-то может сделать с тобой что угодно».
- Ну же? Или тебе всё равно, что с ней произойдёт?
«Нет, беспомощность – это когда ты сам готов сделать, всё, что угодно…»
- Пожалуйста, мой Лорд . . .Не убивайте её! Она… Для меня это важно….
По выражению лица Волдеморта и по его молчанию Снейп понял, что не убедил его – вернее, что это шоу его боссу кажется недостаточным.
- Я умоляю вас – не трогайте её. . . Я сделаю всё что угодно. . .
«Ох, надеюсь, что пределом его развращённости всё же является секс со змеёй», - подумал Снейп, холодея от нехороших предчувствий и падая лбом в эльфийский ковёр.
- Вставай. Я должен подумать.
- Но, мой Лорд...
-Не спорь. Я же сказал тебе – вставай и уходи. Я всё скажу тебе завтра. Жди, когда я тебя вызову.
( Когда Снейп немного позже встречается с Дамблдором, он говорит, что Тёмный Лорд собирается «убить их всех». То есть, видимо, к этому времени Снейпу не удалось добиться от Волдеморта обещания не убивать Эванс. Но, когда Волдеморт появился в доме Поттеров, он совершенно явно сперва старается сохранить жизнь Лили. Вряд ли это проявление гуманизма. Скорее, он и вправду старался сначала выполнить просьбу Снейпа, но потом почему-то раздумал. То получается, что он пообещал Снейпу не убивать Лили, но уже после того, как Снейп стал агентом Дамблдора. )
Снейп медленно вышел из кабинета. «Он не согласится! – думал он, бредя по особняку. – Он же Тёмный Лорд, ему просто по статусу нельзя проявлять милосердие! Или он завтра потребует от меня что-то заведомо невыполнимое, или то, на что я не смогу согласиться...Как я мог считать, что эта сволочь действительно хорошо ко мне относится! Он не способен ни к кому испытывать дружеские чувства! Он просто поиздевался надо мной, и ещё поиздевается завтра, а потом он убьёт Эванс...Нет, я ему не позволю...»
Снейп аппарировал во двор своего дома. Он был в отчаянии и не видел пока никакого выхода из этой ситуации.
«Мне надо было убить Джеймса в ночь выпускного бала! А потом надо было убить себя. Мы оба приносим ей несчастье. Не только я – он тоже. Да, лучше всего для неё было бы, если бы мы тогда убили друг друга. Аннигилировались бы оба. Она плакала бы – ну и что . . Зато не было бы этого гадкого ребёнка, из-за которого хотят убить её. И с её магией сейчас было бы всё в порядке. Если бы у меня был Патронус. . .Письмо ей не написать—если они живы до сих пор, значит, найти их нелегко. Но Патронус, возможно, смог бы до неё добраться».
Он даже сделал обречённую на провал попытку всё же вызвать эту полезную тварь, но, конечно, у него ничего не вышло.
И теперь Снейп понял одну очень страшную истину:
«Я раньше думал иногда, что она нужна была мне только потому, что мне хорошо рядом с ней. Я думал, что слишком эгоистично отношусь к ней. Сначала я упрекал себя в этом, а потом я на это начал надеяться. Но на самом деле всё очень плохо. Я действительно люблю её. А если маг действительно любит, то это навсегда. Это непоправимо».


@темы: 2 Виды расставания

URL
   

viv_with_wings

главная