Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:07 

2 Виды расставания - 5

Началось лето, и на собраниях снова появился Регулас Блэк. Теперь он уже был совершеннолетним, и, конечно, надеялся, что теперь-то окажется в настоящем деле, но Волдеморт так и не включил его в свой, или в чей-то ещё, отряд.
- Он ещё не заслужил чести быть бойцом, -- сказал как -то раз Тёмный Лорд Снейпу. – Он мало что умеет, и характер слабоват . . . Но начинать как все, у Малфоя, он не хочет. Листовки, видите ли, это не для него. . .
Рег очень хотел заслужить доверие босса, но у него ничего не получалось. Однако в середине июля ему всё же удалось отличиться. На этот раз чуть не поймал Джеймса Поттера именно он.
Он рассказывал об этом на собрании — это был его первый официальный доклад Тёмному Лорду и Съедающим Смерть, и он явно волновался. На его обычно бледных щеках выступили красные пятна, и от этого он казался ещё моложе своих лет.
- Мне пришло анонимное письмо, сэр…
- Мой Лорд! – громко прошипела, возмущённо глядя на кузена, Беллатрикс. Нагайна, частично лежащая на спинке кресла Волдеморта, зашипела тоже.
Снейп в это время обернулся, поглядев Беллу, и заметил, что сидящий недалеко от неё Люц кинул на парнишку очень заинтересованный взгляд.
- Мой Лорд, -- испуганно поправился мальчик. – Простите, мой Лорд. Я получил письмо с незнакомой совой, которая сразу улетела. Там было написано, что Джеймс Поттер на рассвете летает на метле над… .
И Регулас произнёс название безлюдной лесистой местности.
- Я не знал, это серьёзно, или это чья - то шутка, сэр…
- Мой Лорд! – воскликнуло сразу несколько голосов.
Рег покраснел ещё больше и уставился на свои руки.
- Простите...Мой Лорд, – сказал он, справившись с собой. – Я летал там три утра. И, наконец, мне повезло. Мой, Лорд, я увидел его! Я знаю, как летает Поттер. Я играл против него в квиддич. Я был ловцом, а он – охотником.
По залу пронёсся шепоток – фанатов квиддича было много и среди темнолордовцев. Но сам Волдеморт к ним явно не принадлежал, потому что он на эти слова никак не среагировал.
- Я полетел к нему. Он как-то странно выглядел — словно куски его иногда начинали пропадать. Он заметил меня и полетел прочь, но я же – ловец, мой Лорд, -- в голосе Рега послышалась гордость. – Я стал догонять его. Мы летели долго, он старался отвязаться от меня, но не мог. Я пытался замедлить его заклинанием – потому что вы же хотели, чтобы он достался вам живым, мой Лорд. Но у меня не получилось. Я уклонялся от его заклятий… И, в конце концов, я попал в него. Он начал терять скорость, и резко пошёл вниз, в лес. Я решил, что там он от меня никуда не денется, что он не успеет дезаппарировать, из-за моего заклятия. Но, когда я спустился, его там уже не было. Я не смог найти его. Простите, мой Лорд!
- А что с письмом? Оно у тебя, мальчик?
-Нет, - Рег, казалось, готов был расплакаться. – Оно, как только я прочитал его, расползлось по пальцам какой-то слизью. Простите! – младший Блэк упал на колени, и его почти не стало видно из-за стола.
- Встань. Ты сделал больше, чем многие мои вполне взрослые слуги. В награду я беру тебя в свой отряд.
Снейп увидел, что Регулас вытирает глаз сгибом пальца, всё ещё продолжая стоять на коленях. Он явно был в шоке от счастья.
На следующее утро возмущённый Снейп пересказывал всё услышанное Дамблдору.
- Я надеюсь, что Поттер уже не является Хранителем Тайны? – спросил он в конце.
- Простите, но я не могу вам ничего сказать, -- традиционно ответил Директор. Но его мрачный вид вызывал у Снейпа нехорошие подозрения.
Он слишком уж злился из-за Джеймса, и поэтому не стал обсуждать, кто же это мог послать письмо Регуласу. «Директор сам всё сообразит и без моей помощи. Скорее всего, кто-то просто выследил Поттера во время его полётов. Дамблдор, конечно, проверит легилименцией всех, кого допустил общаться с драгоценной семейкой. Вряд ли он пользуется своим даром меньше, чем Красноглазый»
Волдеморт действительно взял Регуласа Блэка с собой на ближайший террористический акт. И потом сразу несколько человек в течение дня не поленились придти к Снейпу в гости, якобы за несложными зельями, а на самом деле—для того, чтобы насплетничать, как опозорился племянник Беллы.
- Представь, -- сказал Снейпу Эйвери, с сияющими злорадством глазами. – Ему стало плохо! А всего - то наш Лорд пару раз применил Круциатус к папочке Джеймса Поттера.
- О-о!
Снейп очень удивился, что он ничего не знал про эту готовящуюся операцию, и он счёл это плохим знаком. Самым плохим было то, что отец Джеймса мог….
- Ну да, наш Лорд его поймал ...Вытащил всё же из Министерства. Вечером сегодня про всё расскажет. Притащили мы его в особняк Малфоев. Ну и… А малыш Блэк чуть в обморок не грохнулся, честное слово! Сел на пол, и дрожит весь. Наша стерва ох была зла! Схватила его за шиворот, поставила на ноги и надавала по морде— ты прикинь, била его, как маггловская девка! В общем, ты много потерял.
- Да не сомневаюсь, -- ответил Снейп. -- Выяснили что-то у Поттера?—спросил он, изображая надежду.
- Нет, увы. Он ничего не знал. Так что твоя рыжая пока тебе не достанется, Сев. Терпи.
- Тёмный Лорд убил его, конечно?
- Нет, посадил под Империус. Он решил, что это веселее. И что герой - Джеймс, узнав о таком позоре, примчится спасать папочку… Да мы и мамашу его потом прихватили, и она теперь тоже с нами…
( С бабушкой и дедушкой Гарри по маговской линии всё ещё более странно, чем с его роднёй со стороны магглов. Я ещё могу понять полное молчание окружающих Гарри магов по поводу его родителей Лили — маги могли быть с ними просто не знакомы . Но почему никто и никогда не говорит с Гарри про родителей Джеймса??? Такое молчание вызывает подозрения, что с этими бабушкой и дедушкой произошло нечто особенно нехорошее, о чём маги и упоминать не хотят.
Родители Джеймса явно не были в Ордене, так как их нет на фото, которое Моуди показывает Гарри в ОФ, и тот же Моуди, который не страдает особой тактичностью, про них не упоминает. То есть они не были его друзьями. Опять же, вряд ли отец Джеймса был аврором, потому кто- нибудь (хоть тот же Моуди) не удержался бы и сказал бы Гарри что -то вроде : «О, ты хочешь быть аврором? Прямо как твой дедушка!» )
Сегодня на собрании Тёмный Лорд выступал сам. Снейп видел, что он делает это не без самодовольства.
Как оказалось, выманили старшего Поттера простым, но действенным приёмом. Ему прислали письмо на бланке больницы святого Мунго, что Джеймс Поттер находится у них с тяжёлыми магическими повреждениями, что он , возможно, при смерти и что надо приехать как можно быстрее. Мистер Поттер кинулся в больницу, воспользовавшись правом министерских работников дезаппарировать из холла Министерства. А вот в больнице посетителей проверяли далеко не так строго, как в главном государственном учреждении Британских магов. И там старшего Поттера уже ждал Мальсибер, у которого Империус получался особенно хорошо. Дальше всё было просто. Мистер Поттер провёл Мальсибера в свой дом, и там Съедающий Смерть наложил Империус и на миссис Поттер тоже.
- И – вот они! – Волдеморт повёл рукой очень театральным жестом, и щёлкнул пальцами.
Открылись двери, и, чуть замедленной походкой, в зал вошли мужчина и женщина. На мужчине была строгая мантия министерского служащего, а на женщине -- домашняя мантия и пёстрая вязаная жилетка. Снейп отметил, что Джеймс пошёл в мать. Она была черноволосая, с тонкими правильными чертами. А отец Джеймса оказался крупным, слегка рыжеватый мужчиной с усами и небольшим брюшком. Скорее всего, в той, оставшейся в прошлом, жизни, он был весельчаком и любителем душевных застолий.
На их лицах были следы пыток, женщина хромала. Но при этом оба улыбались угодливыми улыбками, и, подойдя, оба рухнули на колени. Съедающие Смерть зааплодировали. Волдеморт насладился произведённым эффектом, потом махнул рукой, и в зале снова стало тихо.
- Они, к сожалению, ничего не знали. Ну ничего… Зато они будут сражаться вместе с нами, и, возможно, их сынок перестанет трусливо отсиживаться в убежище и захочет встретиться с папой и мамой…
Зал потонул в ликующем хохоте. Снейп, конечно, не хохотал -- потому что никогда этого не делал. Но он одобрительно усмехался, думая, что Джеймс и вправду может потерять остатки осторожности и попасться в такую ловушку. Когда веселье смолкло, Тёмный Лорд наградил Мальсибера золотом и сказал пару тёплых слов об его способностях.
После собрания, проходя мимо Снейпа, Тёмный Лорд сказал:
- Пойдём ко мне. Надо отметить это новое приобретение.
Следуя за своим начальником, Снейп думал о том, что Беллатрикс не была удостоена приглашения. «Похоже на семейную ссору», -- решил он.
В своём кабинете Тёмный Лорд хлопнул в ладоши, и вошли, кланяясь, родители Джеймса. Отец нёс поднос с бутылкой вина, а мать — бокалы и лёгкую закуску. Мистер Поттер разлил вино бокалы, и оба пленные маги застыли в почтительных , чуть согнутых позах, как куклы, у которых закончился магический заряд.
- За то, чтобы Джеймс Поттер попался на эту наживку! – воскликнул Волдеморт.
Звякнули бокалы. После недолгого обсуждения перспектив поймать Поттера таким образом, Снейп спросил, что там произошло с Регуласом Блэком.
- Слабоват оказался, как я и говорил, -- сказал Тёмный Лорд, чуть нахмурившись. -- Но он хорошего рода, хорошей крови. Он предан мне, хотя и слишком нежен душой. Помнишь, и у тебя раньше случались приступы такого малодушия. Это проходит.
Когда Снейп вернулся к себе—во всех смыслах— он уселся в своей гостиной уже со своей бутылкой вина. Он вообще – то редко прибегал к таким мерам, но сегодня он никак не мог избавиться от воспоминаний о Поттерах. Эти два лица с подобострастными улыбками ... И в компании с ними он видел Эванс, с такой же улыбкой, и с такими же пустыми глазами. Снейп чувствовал, что его начинает трясти, несмотря на вино. «Если такое случится, будет лучше убить её. Но я не смогу. Нет, нет, нет…Она не должна достаться Волдеморту. Она не должна достаться мне».
И ещё он думал о том, что у Тёмного Лорда, хоть он и претендовал на звание великого злодея, и хотя злодеем, он, несомненно, и был – тем не менее, у него всё же сохранялось нечто похожее не благородство. «Может быть, это не благородство, а, например брезгливость. Или наивность? Или даже застенчивость? Во всяком случае, по сравнению со многими маггловскими диктаторами, боевиками, или там бандитами, Красноглазый ведёт себя ну очень скромно. Лучше не думать, что некоторые магглы сделали бы с этими несчастными в подобной ситуации».
На следующий день Снейп пересказал трагические новости Дамблдору.
- Они оба теперь… с нами. Вчера прислуживали нам вместо домовых эльфов. Он будет посылать их убивать. Специально, чтобы слухи дошли до Джеймса, чтобы тот наделал глупостей и попался.
- Джеймс ничего не узнает, -- сказал твёрдо Дамблдор.
Через некоторое время Волдеморт снова начал подбивать Снейпа попробовать устроиться на работу в Хогвартс. Снейп подозревал, что теперь Директор его просьбу выполнит, и пытался отвертеться изо всех сил.
- Меня уже один раз отшили.
-Ты скажешь, что ты раскаиваешься, что ты разочаровался во мне. Он сам тебе предложил придти к нему в таком случае, вспомни.
- Ха, как будто он не понимает, что уйти из нашего сообщества невозможно!
- Конечно, он понимает. Именно поэтому он будет стараться тебе помочь, если ты хорошо сыграешь. Можешь пообещать ему, что ты будешь шпионить для него. Это будет даже ещё более интересно. Будешь ему рассказывать то, что я тебе скажу. Надеюсь, что он не знает про мой дар легилименции.
- И я надеюсь, мой Лорд.
Снейпу пришлось, на очередной тайной встрече, сообщить Дамблдору о требовании своего Тёмного Начальника. Но он до последнего надеялся, что работать его всё же не возьмут.
Они снова сидели в гостиничном номере.
- Думаю, это имеет смысл, -- сказал Директор, выслушав Снейпа и немного подумав. – Ваш босс будет больше вас ценить. А вы сможете передавать ему информацию – откорректированную, конечно. Я возьму вас ассистентом Слагхорна. Вы не будете очень сильно заняты, и сможете отлучаться из школы и больше времени проводить в обществе ваших товарищей и вашего предводителя.
- Но я думал . . .
- Ну что вы, я не могу взять вас на проклятую должность. Вы и так постоянно рискуете, и я не хочу, чтобы риск становился ещё выше. И я рассчитываю, что вы проработаете у меня больше, чем год. А главное-- сейчас у меня, как ни странно, уже есть желающий попрактиковаться в педагогике, так что проклятая должность уже занята.
(Снейп работает в школе во время смерти Потеров и полусмерти Волдеморта – он сам так сказал, в начале Принца - Полукровки.. Но кем он там может работать? Защиту он никогда не вёл. И вряд ли он стал деканом сразу, как пришёл в школу, в 21 год. Как - то это уж слишком. Тогда получается, что декан – Слагхорн, но он же ведёт зелья. Следовательно, преподавательской должности для Снейпа в общем - то нет. Но не дворником же он там работает в это время. )
Волдеморт был очень доволен.
- И я смогу сделать в школе то, что вы хотели, чтобы я сделал в прошлом году, -- сказал Снейп.
- О нет, в этом уже нет необходимости. Планы переменились.
Тем временем младший Блэк продолжал вести жизнь полноценного Съедающего Смерть— то есть время от времени он оказывался в свите Волдеморта во время разных боевых операций. Насколько мог понять Снейп, Тёмный Лорд был мальчиком недоволен, и, если бы Регулас не был кузеном Беллы, ему, в конце концов, попало бы за неустранимое мягкосердечие. Регулас, конечно, делал всё, что ему приказывали, стараясь не показывать, что он при этом чувствует. Но проблема была в том, что Волдеморт видел его мысли.
А в конце августа младший Блэк пришёл в дом Снейпа. Снейп удивился – они практически не общались.
- Можно войти? – Регулас закрыл за собой дверь и огляделся. – Мы одни? У меня для вас работа. Вы же знаете, у меня есть деньги. Я заплачу вам, сколько вы скажете.
- Отлично! И что тебе надо? Отравить кого - нибудь?
- Наоборот. Мне нужно противоядие.
- Хорошо, давай образец яда.
- У меня его нет. Я могу только рассказать вам.
И начал рассказывать: зелёная светящаяся жидкость, жуткое чувство жажды, боль и отчаяние. Снейп заглянул в его глаза — но ничего из того, про что Рег рассказывал, он там не увидел. Вместо этого там был домовой эльф, губы которого шевелились. Было ясно, что младший Блэк воспроизводит рассказ эльфа.
- Вряд ли я смогу, - сказал Снейп. – Мне кажется, это не яд, а проклятие в форме жидкости, скорее всего – очень мощное. Не советую иметь с этим дело.
- Я вам куплю новый дом.
Снейп снова посмотрел в глаза маленького Блэка. «Какого дементора! Да он… Да он сошёл с ума!» Ему стало ясно, что мальчик задумал сделать какую-то серьёзную гадость самому Тёмному Лорду. Увы, Снейп всё же не был пока настоящим мастером легилименции. Он не видел подробностей в сознании Регуласа, только самые главные импульсы.
- Пожалуйста, пробуйте сделать. ..У вас должно получиться…
«Что же делать???»
Снейп прошёлся по гостиной. Рег следил за ним с надеждой.
«Даже если бы ему удалось выжить после той дряни, которую он собирается зачем-то выпить, Волдеморт всё равно увидел бы это его предательство. Он такие вещи чует виртуозно. Рег мог бы спастись, только если бы он уехал куда -то, но это невозможно. Или…Или если ему бы ему подчистили память. Эта безумная идея пришла к нему совсем недавно, иначе он был бы уже покойником. Это всё можно убрать. Он даже не поймёт, что с ним случилось… »
- Все говорят, что вы гений. Это ведь так?
«Но вдруг он узнал что-то, что действительно может нанести ущерб Красноглазому? Я не в праве ему мешать. Пусть не убить, но… Он сам не понимает, что у него получится, но он хочет украсть какой-то артефакт…Надо доложить Дамблдору, и пусть Орден похитит его и узнает, что это за штука и как её добыть! Дамблдор человек принципиальный, и, если мальчик разочаровался в нашем Обществе Любителей Пыток, то его спрячут — вытянув сперва из него всё, что можно».
Снейп принял решение, и теперь ему нужно было как можно скорее избавиться от маленького Блэка.
- Я, конечно, гений, но это не значит, что я способен приготовить противоядие просто по устному описанию неизвестного снадобья. Всё, Рег, разговор окончен.
Младший Блэк вышел, ничего не сказав. Снейп видел, что ему очень страшно.
Хотя действовать надо было как можно быстрее, Снейп не рискнул воспользоваться камином—он прекрасно знал, что у Волдеморта есть свои люди в Министерстве, и среди них – один служащий отдела транспорта. Поэтому ему, как обычно, пришлось оставлять письмо в лавочке зелий. Он предупредил хозяина, что это срочно.
Когда Дамблдор появился в гостиничном номере, со времени визита Регуласа прошло уже часа два.
- Благодарю, Северус, это ценная информация! – сказал Директор. – Мы постараемся спасти мальчика. Хотя мы не сможем, к сожалению, проникнуть в особняк Блэков…
- Почему? Я слышал, что его родители деградируют, вряд ли они могут представлять опасность…
Все в компании Съедающих Смерть знали, что в семействе Блэков дела обстоят сложно: мать Регуласа, по слухам, медленно сходила с ума, а отец крепко подсел на весёлые зелья из лекарских лавок Косого переулка. Говорили, что раньше Блэки были идеальной чистокровной семьёй, и проблемы у мистера и миссис Блэк начались после окончательной ссоры с Сириусом, их любимым сыном.
- Возможно, мистер и миссис Блэк уже не являются серьёзными противниками, - ответил Директор. -- Но, насколько я знаю, защита их дома считается одной из самых сложных и виртуозно выполненных…Я сейчас же отправлю Регуласу письмо с предложением покровительства со стороны Ордена…
Снейп кивнул.
- Я одного не понимаю, -- сказал он. – Почему Регулас именно сейчас решил взбунтоваться? Что это на него нашло?
Директор поглядел на Снейпа с сочувственной улыбкой и сложил пальцы домиком:
- Я полагаю, что дело в домовом эльфе.
- Это… странно.
- Это странно для вас. У вас, насколько я знаю, никогда не было даже домашних животных, не то что домовых эльфов… Вы не можете себе представить, как можно быть привязанным к существу другого биологического вида. Но вы представьте себя на месте Регуласа Блэка—у него больна мать, отец погряз в пагубном пристрастии…Брат порвал все отношения с семьёй… Для одинокого ребёнка домовой эльф вполне мог стать единственным родным существом. Единственным, кто заботился о нём. Судя по вашему рассказу, Волдеморт зачем-то попытался отравить эльфа. И тогда Регулас захотел отомстить за него. Да, ваш хозяин так и не смог оценить великую силу любви и благодарности. О, простите, -- Дамблдор взглянул на часы, - Мы заболтались, а мне надо поторопиться и отправить всё же мальчику письмо как можно скорее.
Но Орден опоздал. На следующий день выяснилось, что Рег пропал. Белла ходила несчастная, с красными глазами.
- Он мёртв, --жёстко сказал Волдеморт Снейпу. – Я чувствую это через Метку. И я не знаю, кто его убил.
Конечно, Снейп для своей Личности – Номер – Два сделал воспоминание о визите Регуласа такими же недоступными, как и воспоминания о встречах с Дамблдором, поэтому он тоже не имел никакого понятия о том, что случилось с Регуласом.
А вот когда Снейп стал вполне собой, он начал думать о том, что, возможно, он мог бы спасти парня, если бы не вспомнил не вовремя об интересах Ордена. «Но, если бы я стёр ему память —кто знает, чтобы произошло? Возможно, он снова захотел бы навредить Красноглазому и у тот бы его убил, в конце концов. Или мальчик преступил бы через свою совесть и стал бы настоящим Съедающим Смерть—как стал когда-то я»… Но эти рассуждения не мешали Снейпу чувствовать, что он тоже виноват в смерти Рега.


* * * * * * * * * * * * *


Настал сентябрь.
Утром первого числа Снейп материализовался в Хогсмите и зашагал к Хогвартсу. Он смотрел на вырастающий перед ним и медленно закрывающий небо замок, и понимал, что возвращается не только в маго – географическую точку. Он возвращался к тому , от чего когда-то так стремился избавиться. Впрочем, Снейп уже понял, что проиграл. Капкан его детства снова захлопнулся и сжимал его своими зазубренными ржавыми челюстями всё сильнее.
Оказавшись в Хогвартсе, Снейп был поражён тем, насколько в школе застыло время. Для него за эти три года прошла целая жизнь, может, и не одна, и его удивляло, что в школе всё осталось по - прежнему. Только сменилась часть учеников, и появился другой преподаватель Защиты. Из профессоров изменился только Слагхорн. Он полысел и ещё сильнее растолстел, и выглядел он каким - то совсем пришибленным и растерянным. Снейп подозревал, что профессор всё же воспользовался антиприворотным зельем.
Ленивый Слагхорн был рад, что у него появился ассистент, к тому же он всегда неплохо относился к Снейпу. Но вот прочие преподаватели были неприятно удивлены. Ни у кого из профессоров никогда не было ассистентов. Они не решались в открытую противоречить Дамблдору, но новое назначение их не радовало. К тому же ещё со школы было совершенно явно, что Снейп принадлежит к партии Волдеморта, и позже о нем ходило немало интересных слухов. Так что большинство преподавателей и учеников относились к нему с нескрываемой неприязнью. А так же профессора периодически пробовали обращаться с ним, как с учеником -- потому что все, кроме преподавателя Защиты (естественно, нового) и Трелони, учили его совсем недавно. Статус Снейпа не был вполне ясен ему самому, и он в таких ситуациях открыто хамить пока не решался, но, как обычно, начинал вести себя холодно и высокомерно.
Снейп помогал Слагхорну на уроках, и всё чаще проверял за него самостоятельные работы. Дамблдор специально не предоставил ему служебную квартиру – Снейп должен был жить дома, чтобы иметь возможность спокойно общаться с Тёмным Лордом. Поэтому освободившись, Снейп через камин в кабинете Директора возвращался к себе, в Проезд Прядильщиков. Он всегда проводил нерабочее время вне Хогвартса.
Сейчас две его личности достигли максимума разделения —у них были ещё и совершено разные жизни. То его Я, которое он считал главным и настоящим, работало в Хогвартсе даже не младшим из профессоров, а всего лишь ассистентом. А вот у второй вариации его самого было очень высокое положение в обществе. Для Съедающих Смерть он был доверенным лицом их господина, а так же целителем и изготовителем зелий для черномагической элиты.
Хотя Снейп контролировал это раздвоение личности, но теперь он стал всё же всерьёз беспокоиться за свою психику. Он прекрасно знал, как называется у магглов болезнь, при которой внутри одного тела живёт больше, чем один субъект. У магов известное отделение больницы святого Мунго тоже никогда не пустовало.
Однако, пока он ещё справлялся. Правда, ему всё сложнее становилось отстранять Я – Для – Волдеморта от руководства. Эта персона сдавалась теперь неохотно, и Снейпу приходилось прилагать всё больше усилий для того, чтобы снова стать настоящим собой. В конце концов Снейп поделился с этой своей проблемой с Дамблдором.
- Вам надо завести какой-то предмет, который поможет вам переключаться, -- посоветовал Директор,– Что-то, что для вас эмоционально значимо. Чтобы вы могли посмотреть на эту вещь, и вспомнить, кто вы такой на самом деле.
Совет был хороший, но среди имущества Снейпа не нашлось ничего подходящего. Это могла бы быть, наверное, фотография Эванс —но у Снейпа не осталось никаких связанных с ней реликвий. А просить Даблдора раздобыть ему такое фото он не мог—потому что ему по - прежнему было слишком трудно просить о таких вещах.
В конце сентября авроры убили Поттера - старшего. Мать Джеймса схватили в этой же стычке. Маги, которые были под действием Империуса, как правило, бились не очень хорошо, и чудом было, что чета Поттеров продержалась так долго. На следующей встрече в гостиничном номере Снейп сказал об этой потере Директору.
- Да, я знаю, -- ответил тот скорбно. – Авроры, за эти годы борьбы, стали терять даже тот умеренный гуманизм, который у них был. Они не стали разбираться, была ли миссис Поттер среди Съедающих Смерть по доброй воле, или нет, и пока, до выяснения обстоятельств, отправили её в Азкабан. Я приехал туда утром, с бумагой из Министерства. Она была уже мертва, в своей камере. Увы -- её сердце не выдержало воспоминаний о том, что произошло с ней и её мужем…
- Вы… скажете об этом? – спросил Снейп, движимый неким болезненным любопытством. Как ни странно, Директор ответил.
- Нет. Во всяком случае – не сейчас. Джеймс и без этого не в лучшем состоянии. Я не хочу, чтобы он совершенно вышел из-под контроля и натворил глупостей.
- Посадите его на цепь.
-Ах, прекратите, Северус! Всё действительно серьёзно! Представьте себе Джеймса, лишённого спорта, к которому он так привык, лишённого свободы, лишённого широкого круга общения. . .
«Я вообще не хочу представлять себе этого придурка. Я хотел бы навсегда забыть о его существовании», -- подумал Снейп.
- Он не знает, чем себя занять, сидя в заколдованном доме.
- Ну да, не книжки ж ему читать…
- Да, к сожалению, он к этому занятию не привык, -- сказал Дамблдор вставая. Чувствовалось, что Поттер всё же всерьёз достал его своими выходками, если уж он не выдержал и начал обсуждать это со Снейпом. – Если бы дом не был так сильно заколдован, я бы купил ему эту маггловскую игрушку для развлечения тех, кому некуда девать своё время…Как это называется, простите?
- Телевизор. Да, магглам сидеть дома взаперти обычно чуть проще, благодаря этой штуковине.
В предпоследнее воскресенье октября, в начале вечера, Волдеморт, Снейп и Белла сидели то ли за ранним ужином , то ли за поздним обедом. Змея была, конечно, с ними , но не сидела, а лежала. И вот в это время в дверь осторожно постучались, и потом в щели появился нос домового эльфа:
- Хозяин…Там явился ваш слуга Эйвери, попросил вашей аудиенции, сказал, что у него очень важное и срочное дело.
- Хорошо. Приведи его сюда, -- ответил Волдеморт.
Как только дверь закрылась, он сделал сложное и быстрое движение волшебной палочкой. Стол вместе с посудой и едой уменьшился до размера кошки, и Тёмный Лорд, не теряя высокомерного и величественного выражения, швырнул на него салфетку, которая до этого лежала у него на коленях. Тут в дверь снова постучали, и, дождавшись разрешения, вошёл Эйвери. Он покосился на таинственный предмет, закрытый салфеткой, и, судя по всему, решил, что помешал какому-то важному магическому обряду. Он побелел и сходу упал на колени.
-Мой Лорд! Простите, что потревожил вас, но я получил письмо...
Волдеморт молча протянул руку ладонью вверх. Эйвери подполз поближе и, опасливо косясь на замаскированный и уменьшенный стол, положил письмо в руку Тёмного Лорда.
- Я вспомнил, как Регулас говорил, что подобное анонимное письмо растаяло в его руках, и сразу же наложил на него Замораживающее заклятие, мой Лорд!
- Джеймс Поттер скоро будет в Кабаньей Голове, -- прочитал Волдеморт вслух. – Отлично. На этот раз я сам его поймаю.
У Снейпа ёкнуло сердце. На несколько секунд две его личности оказались на поверхности сознания на равных правах. Они обе были сильно взбудоражены этим поворотом событий, и обе считали, что необходимо добиться разрешения сопровождать Волдеморта в Хогсмид. Но вот мотивы у этих двух вариантов Снейпа были очень разные.
- А если это ловушка?—спросила Белла.
- Не смеши меня, глупая женщина! – ответил Тёмный Лорд, водя палочкой над письмом. – Если бы у них был кто-то, кто способен меня поймать, они давно бы уже попытались сделать это! Ты же сама знаешь, что никто из этих ничтожеств не представляет для меня реальной опасности!
- Тогда, мой Лорд... Можно, я отправлюсь с вами?—попросил Снейп.
- И я, и я! - -заверещала Беллатрикс. – Можно разнести кабак заодно!
Тёмный Лорд повернулся к Снейпу, не обращая внимания на Беллу. Снейп сосредоточился на своём искреннем желании прикончить Поттера.
- Тебе нельзя, – сказал Волдеморт. – Ты же работаешь в Хогвартсе!
- Всё равно, мой Лорд...Я … я замаскируюсь!
- Я не буду его там убивать. Я же должен выяснить у него, где ребёнок. А потом я отдам Поттера тебе. Потерпи немного.
- Но мой Лорд! Можно, я хотя бы постою на улице? Я не буду заходить туда с вами, я подожду вас!
- Ну хорошо, - согласился Тёмный Лорд с явной неохотой.
- А меня, меня, мой господин?- -Белла почти постанывала, так ей хотелось принять участие в этом налёте.
- Хорошо. Я беру с собой тебя. Ладно, и тебя, - добавил он, обернувшись к Эйвери.
Когда они покинули Малый Гостевой Обеденный Зал, Волдеморт обернулся и помахал палочкой в сторону покинутой ими комнаты. За дверями послышалось тихое «Чпок!». Снейп понял, что это их обеденный стол вернулся к своему нормальному размеру.
Маги вчетвером вышли из замка, пересекли красивый двор с клумбами, и, оказавшись заворотами, дезаппарировали. Очень скоро они оказались на центральной площади деревни, и, в накинутых на головы капюшонах, решительно зашагали к Кабаньей Голове. Прохожие шарахались от подозрительной компании.
Снейп, который теперь был настоящим собой, шёл сзади всех, пытаясь понять, что ему делать. Но конструктивных идей ему в голову не приходило. Одна только мысль снова и снова повторялась, произносимая его собственным издевательским голосом: « Как же глупо я буду выглядеть, если я сейчас умру, защищая Джеймса Поттера!!!»
Только начало темнеть. В Кабаньей Голове горели тёплым оранжевым светом окна, вызывая, в этот ветреный октябрьский вечер, непроизвольный и неуместные мысли о тепле и глинтвейне. Снейп представил себе, что начнёт твориться в кабачке, когда там проявился их небольшой, но страшный отрядик. «Белла вряд ли удержится от того, чтобы убить парочку случайных посетителей...Джеймс, дебил... Нет, спасти Поттера, гоблин его поимей, я не смогу... Но —может, всё же убить его, чтобы он не смог ничего выдать Волдеморту? А это мысль… Потом Красноглазому скажу, что нечаянно получилось...А Дамблдору скажу, что таким образом я хотел спасти Эванс…»
Волдеморт распахнул дверь трактира. И тут и он, и следующие за ним Эйвери и Беллатрикс застыли. Белла при этом тихо пискнула. Снейп привстал на цыпочки, немного отодвинул мешающий ему капюшон Эйвери, и заглянул в кабак.
Теперь всё стало ясно.
Прямо напротив двери, скрестив руки на груди и расслабленно прислонясь спиной к барной стойке, стоял Дамблдор, в упор глядя на компанию тёмных магов. В его позе не было прямой угрозы. Он, скорее, предлагал всем своим видом зайти и выпить по кружечке чего- нибудь согревающего. Зато Аберфорт, который маячил сзади, угрожающе поднял волшебную палочку.
- Надо возвращаться, -- негромко сказал Тёмный Лорд.
Маги отошли на несколько шагов от трактира, и Волдеморт первый аппарировал к свой резиденции, подхватив заодно и Беллатрикс.
- Всё равно ясно, что Поттера там уже нет, --продолжил он подчёркнуто равнодушным тоном, стоя уже перед воротам особняка. – Если старик заметил его там, то сразу отправил в укрытие. Вряд ли Поттер гуляет по кабакам с его разрешения.
Они шли по аллее, освещённой факелами, к особняку.
- Но, - продолжил Тёмный Лорд. – Кто-то явно хочет, чтобы Джеймса Поттера поймали. И это кто-то из его близкого окружения. Да, Малфой, на самом деле тоже получил подобное письмо, но не сказал о нём, чтобы выглядеть умнее. Глупец! Он всё ещё думает, что может обмануть меня! Да, кто-то хочет, чтобы Поттер погиб, но... как -то стесняется, что ли , обратиться ко мне напрямую. Ты хорошо послужил мне, -- обратился он к Эйвери, -- Хотя мы и не смогли поймать это ничтожество, но, возможно…. Радуйся, я награжу тебя.
- О мой Лорд! – Эйвери просто задохнулся от счастья, и рухнул на колени на размокшую землю аллеи.
Снейп на следующее утро заглянул через камин в кабинет Директора раньше, чем обычно.
- К вам можно?
- Конечно, я давно жду вас. Это же вы были вчера в Хогсмиде в компании с Тёмным Лордом?
- Да, но как вы…
- Я встретился с ним взглядом. Его сознание невозможно не узнать. А насчёт вас я просто догадался.
Снейп рассказал, что произошло.
- Я не знал, что делать и отправился с ними! Я не мог вам сообщить!
- Ну да, у вас же нет Патронуса. Очень жаль. Это удобный вид связи.
- Я не сомневаюсь, -- ответил Снейп, фыркнув.
Когда - то, на седьмом курсе, у него так и не получилось вызывать Патронус. Тогда всё было ужасно мрачно, и ещё копытные Джеймса и Лили ходили рядом, парочкой, как фигурки со старой маггловской карусели. Впрочем, не получались Патронусы у большинства слизеринцев – к последнему курсу почти все они из жизнерадостных детей превратились в очень настороженных и невесёлых подростков.
- А как вы -то, господин директор, оказались в этом кабаке?- спросил он.
- Простите, но этого я вам открыть не могу.
- Если бы вы давали мне больше информации, мне было бы гораздо легче! – воскликнул Снейп, не в силах сдерживать своё раздражение. – Сегодня я не мог понять, что мне делать -- убить Поттера, или позволить Красноглазому схватить его! Я подумал —а вдруг, как это ни смешно, он до сих пор Хранитель!
- Он до сих пор Хранитель, -- сказал Директор, опустив на миг глаза.
- ЧТО??? После всей этой дури!
- Через пару дней он Хранителем не будет, и вы, если что -то подобное ещё раз случится, сможете спокойно наблюдать как его будет пытать ваш Хозяин.
- С огромным удовольствием! —ответил Снейп, хотя слегка сомневался в своих словах. Но он был очень уж зол.
( Как следует из УА, Поттеров убили меньше, чем через неделю после назначения Хранителя. Но прячут их, надо думать, уже давно, примерно с самого рождения Гарри, потому что Дамблдор не мог не понять, о ком шла речь в Пророчестве, и что предпримет Волдеморт. Ну и если бы их не прятали всё это время, Волдеморт наверняка бы до них добрался. То есть получается, что Поттерам, скорее всего, почему - то пришлось в конце октября 81 года менять Хранителя. Но, судя по письму Лили, которое хранилось у Сириуса, в конце июля они уже жили в доме в Годриковой Впадине, то есть им пришлось менять Хранителя, но не сам дом. Почему же так вышло?
Ещё интересно, что в октябре 81 года не шла речь о том, что Хранителем может стать Джеймс—хотя, казалось бы, это вполне естественный выбор. То есть логично предположить, что он и был тем Хранителем, которого пришлось сменить. А если вспомнить характер Джеймса, и представить такого вот активного, самонадеянного и склонного к рискованным авантюрам Овна, сидящего много месяцев взаперти. . . Скорее всего , для Джеймса подобная ситуация была ещё тяжелее, чем для Сириуса в ОФ. Сириус -то в тюрьме отсидел, и к заточению был уже привычен...
И ещё можно вспомнить историю с анимагством : Джеймс склонен к очень рискованным поступкам, и его не останавливает то, что от его развлечений могут пострадать и другие люди тоже. Так же важно то, что гуляя с оборотнем – Люпином, Джеймс он обманывал Дамблдора ещё в школе (или считал, что обманывает). Поэтому очень вероятно, что что-то подобное у него стало проявляться и позже. )
После паузы Директор поднялся:
- Хорошо, если не возражаете, я пойду. Школьные дела…
- Ой, подождите! – воскликнул Снейп. – Я же чуть не забыл вам рассказать самое главное! Вот не сказал бы сейчас, а ваше заклинание сработало бы! Решило бы, что я специально утаиваю…
- Да, вы уж будьте повнимательнее, пожалуйста!
- Красноглазый уверен, что кто- то из близких знакомых желает Поттеру смерти – в чём нет на самом деле, ничего удивительного. Было три анонимных письма, Малфой тогда, перед Рождеством, оказывается, тоже получил такое.
- Тревожные новости. Я постараюсь проверить всех, кто посещает наших отшельников.
Когда Снейп вернулся в свой дом после этого разговора, ему, наконец, впервые за этот год было как - то спокойно. Он думал о том, что теперь для Дамблдора не составит труда найти этого типа.
« Директор просто встретиться со всеми и проверит их легилименцией. Он найдёт предателя. И можно будет передохнуть немного. Кто же это мог быть? Люпин? Петтигрю? Кто - то ещё из тех, кого Джеймс оскорблял множество раз? Даже если Красноглазый ухитриться найти этого гада, вряд ли он сможет сделать это быстрее, чем Дамблдор примет меры. Интересно, что люди Ордена делают с пойманными шпионами?»
Снейп подумал о том, что сегодня ему удалось спасти Эванс, от такой реальной, такой близкой опасности, и почувствовал летнее тепло, словно она была где - то неподалёку.
«А если попробовать? Может, сейчас выйдет?»
Он снова напомнил себе, что спас сегодня Лили, и взмахнул палочкой.
Получилось. Но вот что получилось? Он как - то такого не ожидал. Хотя рад был её видеть.
Снейп шагнул к светящейся Лани и погладил её немного электрическое, нематериальное ухо.
- Ты - моё домашнее животное,- сказал он ей очень душевно . -- М - да, и только для личного пользования. Показывать это никому нельзя. С такими ресницами и явственно женского пола! Боюсь, что меня не так поймут.
31 октября было субботой, и Снейп, конечно, собирался на эти выходные, как обычно, покинуть школу. Отмечать тут праздник он не собирался. Вечеринки ему вообще никогда не нравились, и настроение было совершенно не весёлое.
Застольем Хэллоуин отмечают только маги светлой ориентации. Этот обычай пошёл от желания показать окружающим, что они не используют эту особенно сильную ночь для каких- то неблаговидных дел. Поэтому считается хорошим тоном в это время веселиться до утра и употреблять большое количество алкоголя – то есть демонстрировать, что человек не собирается колдовать. А вот тёмные маги используют эту ночь обычно по назначению – то есть занимаются колдовством.
Но Снейп собирался просто посидеть дома, потому что ему трудно было понять, к какой категории магов он относится, и потому что ему нравилось поступать не как все.
И вот в пятницу, ранним вечером , Снейп зашёл в кабинет Директора, чтобы отправиться домой.
- Одну минуту, -- сказал Директор. – Знаете, я хотел бы вас попросить обязательно присутствовать на завтрашнем банкете.
Снейп начал было возражать.
- Я всё же настаиваю, -- сказал Директор мягко. – Вам никак не удаётся влиться в коллектив, к вам относятся с недоверием. Вы прекрасно знаете, что про вас говорят, и, самое плохое, что это, по сути, правда. Я, как могу, защищаю вашу репутацию, но вы ничего не делаете для того, чтобы наладить отношения с коллегами, и этим ставите меня в сложное положение. Прошу вас – хотя бы посидите на банкете вместе со всеми!
Снейпу пришлось согласиться. В этот же вечер, попозже, в штаб - квартире Волдеморта, Тёмный Лорд сказал ему , отозвав в сторону:
- Ты не хотел бы в Хэллоуин составить мне компанию в одном деле?
Той личности Снейпа, которая была за главного в это время, конечно, очень бы этого хотелось. И он собирался было промолчать о том, что Дамблдор приказал ему быть на вечеринке в школе. Но Тёмный Лорд всё увидел сам.
- Нет, Северус, оставайся в школе. Возможно, так будет лучше. Нет, я сказал. Ты будешь праздновать в Хогвартсе. Очень важно, чтобы тебе там верили.
В ночь на субботу Снейпу приснилось, что он расстреливает заклинаниями летающие золотые цветы. Но их становится всё больше, и вдруг он понимает, что они сейчас просто разорвут его своими гибкими длинными лепестками.

* * * * * * * * * * * * * *


А вечером он сидел за столом в Большом Зале, на самом крайнем месте. По залу в вальсе скользили пары скелетов. Это было старое шоу, которое он уже несколько раз видел, пока учился. В последние годы у Снейпа на глазах произошло немало смертей, и этот номер казался ему не забавным, а отвратительным.
Дамблдор неожиданно встал со своего кресла – трона и спешно направился к выходу.
Вальс напомнил Снейпу выпускной бал. «Я не видел её с тех пор, -- подумал он, -- Больше трёх лет. Удивительно -- ничего не изменилось! Говорят, люди забывают. А я не могу. Ничего не помогает. Я помню каждую минуту. Всё должно быть хорошо. Хотя бы какое - то время. Неужели ещё лет пятнадцать это будет продолжаться? Или дольше. . . Надо выдержать. Не забыть снова, кто я. Не стать тем. . . чьи мысли мне приходится думать. И не попасться. Он скоро поймёт, точно поймёт, что кто - то шпионит. . . Интересно, что хуже – очень тёмный и злобный начальник, который хорошо к тебе относится, или очень даже светлый и по идее добрый, который терпеть тебя не может? Не могу понять. А! Хуже всего, когда есть оба сразу».
Тут на его левом рукаве вспыхнуло синевато - зеленоватое пламя, и Снейп охнул от неожиданности и боли. Он схватил бокал с тыквенным соком и вылил на руку. Хорошо, что он сидел с краю, его все игнорировали, и никто не заметил странного явления. Он, отвернувшись от всех, медленно, боясь разочарования, приподнял рукав. Да, на его предплечье больше не было тупой картинки, только слегка распухший шрам. Это могло значить только одно, совершенно неожиданное и долгожданное обстоятельство. Но почему - то Снейп почувствовал вместе с радостью глубокую тоску. Ему показалось, что в этом мире где -то образовалось пятно пустоты. Он удивился своей реакции. Посмотрел на часы на стене. 10 - 25.
«Вот, наконец, это произошло. Почему мне грустно? Или это та часть меня, которая действительно была ему предана?»
Снейп уже думал, конечно, неоднократно, о том, что ему делать, если Тёмный Лорд погибнет. И уже давно он решил, что постарается в таком случае сбежать как можно дальше и как можно быстрее. Снейп сильно сомневался, что, когда Дамблдору уже не нужен будет шпион, он станет защищать его от авроров.
Дамблдора не было в зале уже минут пятнадцать. Снейп вышел в коридор и зашагал к директорскому кабинету. Он всё же считал своим долгом сперва сообщить Директору о смерти Тёмного Лорда. Горгулья сварливо заявила, что внутри никого нет. Он написал Дамблдору записку и оставил её под лапой монстрика.
Несмотря на то, что время было дорого, ему пришлось идти до Хогсмида пешком, а уже оттуда аппарировать в Тупик Прядильшиков.
Снейп оказался во внутреннем дворе своего дома. Он понимал, что теперь, когда их Лорд умер, авроры очень скоро начнут облавы на бывших Съедающих Смерть. Всё же Волдеморт, по своей магической мощи, один стоил очень многих, и без него его бывшие соратники вряд ли могли оказать действительно достойное сопротивление.
«Но немного времени у меня ещё есть», - решил он. Достал из кладовки большую чёрную спортивную сумку, с которой ездил когда - то в школу, и стал собирать вещи. Вернее, вещей было немного. Главное для Снейпа было как - то заколдовать самые редкие и дорогие книги из его коллекции, чтобы захватить их с собой, но так, чтобы при возможном обыске они не привлекали внимание. .
Умом Снейп радовался свободе, но он по - прежнему чувствовал некую пустоту, которая тревожила его.
Примерно через полчаса он услышал стук в дверь. Он вздрогнул сперва, но потом понял, что авроры не стали бы стучать столь деликатно.
- Кто там? – спросил он, и услышал в ответ тихий голос со знакомым акцентом.
Стало ясно, что это Каркаров. Снейп поморщился. Этот русский был не самым худшим экземпляром, но Снейп, по некоторым причинам, к нему относился с отвращением, после того, как освоил легилименцию. Однако, теперь было не до того. Он открыл дверь. Игорь проскользнул в комнату и привалился к стене. Он выглядел, словно после недели хорошей гулянки – такой же бледный, несчастный и с трясущимися руками.
- Хозяин мёртв! -- сообщил Каркаров, явственно вздрагивая всем телом.
- Я уже понял, -- ответил Снейп, изображая, по привычке, грустный тон. – Неужели ты думал, что я не пойму, что обозначает исчезновение Метки?
- Нет, но я хотел… Надо бежать! Они скоро будут здесь! Авроры…Ты … не хочешь со мной?
Снейп проигнорировал предложение и спросил:
- Ты знаешь, как это случилось?
-Не всё. Я был там. . . рядом. Тёмный Лорд отправился сегодня к этим Поттерам, в Годрикову Впадину. Взял с собой меня и. . .
- Как? – переспросил Снейп почти шёпотом, -- Он не сказал мне. . .
Каркаров не слушал его.
- Хозяин пошёл один, а мы остались ждать на краю деревни. Он сказал, что вызовет нас, чтобы доставить пленников, но что сперва он хочет пойти туда один.. А потом – Метка. . .
-Да, понятно. Давай дальше, -- Снейп сам чувствовал, что стал говорить слишком медленно и слишком тихо, но по- другому не получалось.
-И взрыв, из деревни. И зелёное зарево. И Метка..У всех сразу… Мы стали спорить, кто пойдёт туда. . . Никто не хотел. В конце концов, они отправили меня. Там. . . Дом, которого не было. . . когда мы искали в этой деревне Поттеров, его не было .
-Ясно.. . Дальше.
- Одни развалины. . . И дым. У магглов во всех окнах горел свет. Они высыпали на улицы, но этот дом они не видят. А в небе – какая-то штука. . . не метла, большая. . . летела прочь.
-Игорь. . . а кто. . . кто ещё погиб?
- Я не знаю. Я стоял. . .Я не мог поверить….А потом, скоро, стали аппарировать авроры. Я видел, как блестели их бляшки. Один за другим, много. Не пошёл туда. И тебе туда не надо. Мы ему уже ничем не поможем. Беги! Беги , Сев. Может, удастся спастись. Послушай, может, нам вместе, а?
«Этого не может быть, -- говорил себе Снейп, пока слушал Каркарова,-- Они оба мне обещали. .. Орден знал всё, что надо. Я всё для них узнал. Это, наверное, ловушка, подстроенная Дамблдором. Лили жива. Её спасли. Надо возвращаться в школу. Директор всё объяснит, и окажется. . . »
Он, не ответив собеседнику, выскочил во внутренний двор и перенёсся в Годрикову Впадину. Он там был однажды, с отрядом тёмнолордовцев. В тот раз его соратники убили молодую красивую ведьму – журналистку.
Он оказался на краю деревни, но найти нужный дом было нетрудно — оттуда доносилась чья-то, усиленная магией, речь, прерываемая радостными воплями и аплодисментами. И небо там было значительно светлее. Снейп свернул в новую улочку, и увидел впереди тёмную толпу, а над толпой—синие магические фонарики, которые висели в воздухе и мерцали в тревожном, несогласованном ритме. Такими фонариками авроры почему-то любили обвешивать места происшествий.
Теперь он мог разобрать слова:
- Да, дорогие сограждане! Я поздравляю всех членов магического сообщества с избавлением от этой…
Снейп узнал голос Министра. Конец его фразы потонул в воплях и аплодисментах.
- Он мёртв! Он мёртв! – завопил Министр, перекрывая звуки ликующей толпы и рыдая от счастья – звуки рыдания были тоже усилены.
Подходя, Снейп различал всё больше деталей. Над толпой возвышался дом, правую половину которого разнесло взрывом. Синие фонари освещали его странным светом. Возле ограды дома, через спины магов - зрителей, Снейп заметил ряд авроров, с палочками наготове. Народ всё прибывал-- то и дело слышались хлопки от аппарирования. Один из магов был в полосатом халате.
Снейп не решился подходить совсем близко к аврорам. Он встал, по возможности, прячась за стоящими впереди. Он уже хотел было спросить, что произошло, но тут во дворе началось какое- то движение, и вскоре из ворот разрушенного дома появились парящие в воздухе носилки. Две штуки. Сзади шла пара магов, которые ими управляли, а впереди четыре аврора расчищали путь через толпу. Носилки был хорошо видны, потому что висели довольно высоко. Зрители начали снимать свои шляпы—те, на ком они были. Теперь стало тихо, все молчали, и только по - прежнему раздавались хлопки аппарирования.
Носилки выплыли из ворот и свернули вправо. Теперь они приближались к Снейпу. Авроры, которые сопровождали летящий груз, угрожающе подняв палочки, теснили зрителей, расчищая центр улицы. Снейпа притиснули к забору, и он поднялся на цыпочки , чтобы хоть что-то увидеть. От стоящего впереди мага доносился слабый запах праздничной еды.
Снейп напряжённо вглядывался в светлые пятна лежащих фигур. Они были прикрыты, скорее всего, белой тканью, но в синем мерцающем свете их покрывала казались голубыми и текущими, как вода. Эти лежащие в воздухе призрачные фигуры словно плыли по небыстрой реке на двух лодках, и под ними Снейп видел синеватые лица смотрящих вверх людей.
«Закрыты с головой. Значит -- мёртвые. Это авроры. Она не могла умереть. Это… это НЕ ЛОГИЧНО». Сейчас он обращался к логике, как к последней надежде, но логика становилась обманчивой, изменчивой, как этот синий тревожный свет.
Теперь неопознанные тела были уже напротив Снейпа. Из - под покрывала тех носилок, которые плыли сзади, свешивалось что-то тёмное, полупрозрачное и лёгкое, качающееся, как водоросли.
«Что это? Что-то из одежды? Странно…» Снейп чувствовал, как его мысли останавливаются. Он был не способен понять, что обозначает эта тревожащая его деталь – и оставил эти попытки. Смутное тело, как вакуум, тянуло его за собой, но Снейп всё же не двигался с места, и оно, проплывая, забирало что-то из его сердца, оставляя ноющее ощущение пустоты.
«Это просто мой страх. Она не могла умереть. Дамблдор обещал. Наш Лорд обещал».
Всё. Процессия удалялась. Она ещё некоторое время двигались по улице, и Снейп неотрывно смотрел ей вслед. Когда носилки и сопровождающие их маги свернули в один из дворов, зрители постепенно всё же начали шевелиться и разговаривать.
Снейп, сбросив оцепенение, постучал по плечу стоящего впереди мага.
- Вы не знаете, что произошло?
К нему оборачивались совершенно счастливые лица. В голубом мерцающем свете они все казались Снейпу мёртвыми. И улыбки у них были жуткими.
- Он умер! Тот - Кого - Нельзя - Называть! Какое счастье!
- Его уничтожили!! Он умер!
- У меня родственник в Министерстве – сообщил среди ночи, я сразу сюда!
Кто - то пытался его обнять. Кто - то смеялся.
- Я знаю. . .подождите. . . Кто там, на носилках? Кто ещё погиб?
- Говорят – пара авроров. . .
- Нет, женщина.
- Я слышала, там был ребёнок.
- Сам Министр здесь, примчался, прямо с гулянки, говорят…
Снейп видел, что некоторые из говоривших пьяны. У одного была салфетка за воротом. Они тоже прибыли сюда прямо из-за стола… На самом деле никому из них и не было дела до погибших, потому что все были слишком счастливы.
- Это его, его, несут. . . На две части разорвало! Так ему!
- Какая разница! Главное – этот изверг умер! Вот радость! Я не думала, что доживу!
Кто - то запустил из своей волшебной палочки фейерверк. Его поддержали – ещё залпы цветных огней, ещё. . . «Выпускной,-- подумал Снейп. -- Выпускной бал».
Он то верил, что всё обошлось, то чувствовал, что её уже нет здесь. Тут перед Снейпом промелькнуло нечто золотое и светящееся. Он поднял голову, и увидел сияющего феникса, проносящегося в тёмном небе.
«Сейчас он скажет, что она жива… Она жива!» И Снейп поспешил прочь от толпы, потому что птиц явно не хотел говорить при всех.
-Северус, пожалуйста, как сразу же возвращайтесь в замок, -- сказал феникс заботливым и встревоженным голосом Дамблдора, зависнув перед Снейпом, как гигантская колибри. – Ни в коем случае не предпринимайте ничего, пока не увидитесь со мой.
- Погоди! Она..С ней всё в порядке?
Но феникс уже уносился вдаль, растворяясь в воздухе.
Снейп крутанулся на месте– но ничего не произошло. Он слабо удивился. С ним такого не случалось со школы, с уроков аппарирования. «Надо сосредоточиться, -- сказал он себе, -- Только ещё не хватало оставить здесь ногу. Всё хорошо. Она жива. Я сейчас вернусь в замок -- и всё будет хорошо».
Он собрался – и наконец - то рухнул, не удержав равновесие, на пыльную улицу в безлюдном, спящем Хогсмиде. Вскочил на ноги. Он попал на окраину деревни. Оказался около холма, на котором среди заброшенного сада темнела Хижина. Там, где он был за несколько секунд до этого, около чьих - то запертых ворот, остался кусок его чёрного плаща. В голубых отсветах он был похож на лужу крови.
Он мчался от Хогсмида, не зажигая света, в темноте. Было холодно. Небо казалось промёрзшим насквозь. И впереди, на холме, вырастал замок. Он был тёмным, а окна все сияли. Там явно уже знали об этой победе. Вокруг чёрного силуэта замка качались звёзды. Снова мелькнула картинка – выпускной, фейерверки. . . И пока Снейп бежал по склону вверх, он всё больше ощущал пустоту в том месте мира, где раньше была Лили. Он не верил в эту пустоту, но не мог её не чувствовать. Замок всё рос и рос, нависал сверху. Он надвигался, как расплата, как прошлое. Хогвартс, от которого он так старался избавиться.
«Теперь он проглотит меня. Он всегда будет со мной. До самой смерти», - отстранённо думал Снейп. Он всё ещё почти не чувствовал горя. «И, если это правда. . . Лили тоже всегда будет со мной. И моя страшная вина, и это страшное чёрное замороженное небо. Это всё навсегда. А Лили никогда не изменится. Я не смогу даже разочароваться в ней. Она всегда будет именно той. . . именно той. . . Навсегда».
Замок был уже совсем близко.


@темы: 2 Виды расставания

URL
Комментарии
2012-01-26 в 04:04 

Yugoza
Ужас какой. Но человек сам себя ставит в тупик.
Но веришь. Человеку свойственно сражаться за то, что дало ему тепло.
А он такая финтифлюшка - не с кем не сладит больше.
В этом то и корень...
Люди далеко от него.
И развлекаться не хочется...
Научись Снейп ладить или быть хотя бы доброжелательно-снисходительным... глубинно, то и несчастным бы он не стал...
Но он столько видел... сближаться его не потянет, да и когда это козероги нуждались? С другой стороны крыса - очень общительное животное, оно нуждается в контактах. Хм. В идеале это сочетание - аристократ, который со стороны смотря, создаёт идеальный образ умеющего производить лучшее впечатление человека, актёр, который наиболее блестяще выполняет социальную роль. А тут на лицо пропасть. И ещё полное не желание комфорта для себя - а у аристократа она ещё идёт через внутреннюю и внешнюю красоту.
Хорошо линия выведена про отношение к Джеймсу здесь. Очень.
Вообще не к чему мне придраться.
Снейп тут с низким эмоциональным диапазоном, да уж - он не Регулус Блэк.
:hlop:

2012-01-27 в 00:07 

Сэнкс!

URL
   

viv_with_wings

главная