Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:31 

2 Виды расставания - 6

Поэтому на следующее утро Снейп отправился к Хагриду. Благодаря, видимо, великанской крови, у Хагрида обычно не было похмелья, поэтому идти к нему уже было можно. Снейп решил попробовать выяснить что - нибудь про те события у их непосредственного участника.
С тех пор, как лесничий его спас, у Снейпа, были с ним хорошие отношения, как это ни странно. Добро Снейп тоже никогда не забывал. И видимо, от того, что Хагрид был такой странный, Снейп почти не комплексовал из - за того, что тот когда - то его видел не в лучших ситуациях.
- Послушай, Хагрид. . .Ты можешь мне рассказать подробно про тот день, год назад, когда . . . ну, когда ты спас сына Поттеров из развалин? Мне очень надо знать.
Хагрид, который гордился своим подвигом, начал с удовольствием вспоминать. Молодой пёсик лесничего при виде Снейпа залез под дальний стул. Он знал, что этот человек домашних животных не любит.
- Ну, был пир, конечно, в честь Дня Всех Святых. Дамблдор подошёл ко мне . . . честно говоря, он отобрал у меня кубок. И стукнул волшебной палочкой по лбу, так что я сразу протрезвел.
- Во сколько это было? Время, Хагрид?
- Ну, я не знаю. . . Всё ещё не кончилось – полночи ещё не было. Я уже выпил достаточно – значит, не меньше десяти. Съесть уже всё почти успел – точно, после десяти. Мы с Директором вышли в коридор. Он сказал, что..ну что они погибли. Что я должен перенестись туда и забрать ребёнка. И все волшебные палочки, которые я найду.
- Стой – он тебе так и сказал: забрать ребёнка? И что они мертвы??
-Ну да. Ты же знаешь, это я его привёз!
- Конечно, Хагрид, как я мог забыть! Но как тебе сказал Директор, точно, слово в слово?
-Он сказал: «Забери мальчика». Что тебе не ясно? – Хагрид начал раздражаться.—Сказал: «Не время плакать. возьми себя в руки». Он достал из кармана два портала. Один положил на окно и активировал, а другой дал мне в коробке. Сказал, что он начнёт работать через двадцать минут.
- Всё ясно, рассказывай дальше.
« Он знал! – думал Снейп, -- Он не только узнал сразу, что Волдеморт погиб – что меня всегда удивляло. У Директора ведь явно не было Метки, это слишком смелая идея. Но Дамблдор ещё и знал, что все погибли, а ребёнок остался. Это самое странное. Откуда? Я не понимаю. Ничего не могу понять. И почему он послал Хагрида? Почему не сам отправился?».
- От развалин шёл дым. Джеймс лежал у порога. . . И Лили. . . дальше, в детской . . .
Снейп глубоко вздохнул и заглянул в доверчиво раскрытые детские глаза Хагрида. Он увидел два неясных пятна – большое сероватое и второе -- поменьше и сверху, красно – оранжевое. Хагрид думал на гораздо более медленной скорости, поэтому только Дамблдоре мог внятно читать его мысли. У Снейпа вот не получалось.
Тем временем Хагрид продолжал:
- . . . раскинув руки. . . навзничь. А перед ней – чёрный плащ. Пустой.
И Хагрид зарыдал. Снейпу захотелось его убить. Хотя бы потому, что Хагрид мог себе позволить себе так рыдать, а вот он не мог.
- Успокойся, Хагрид. Хватит! Палочки ты нашёл?
Хагрид, естественно, ещё долго всхлипывал и сморкался. Снейп ждал. Наконец, лесничий восстановил способность говорить.
- Да. . . Уже когда нёс ребёнка. . . У них обоих не было их при себе, когда. . . Палочка Джеймса была на диване, внизу. А палочка Лили. . . – он снова начал всхлипывать. -- Торчала из вазы для цветов, на столе в гостиной. А палочка Того – так и не нашлась.
Хагрид рассказал, как встретил Сириуса. И как Блэк неожиданно отдал ему мотоцикл.
- Пока мы с ним говорили, пока то да сё…Я достал портал, а он уже погас! Тогда Блэк отдал мне свой мотоцикл. .Он-то может аппарировать! Ну, то есть мог….
-И долго ты летел?
- Не знаю, часов у меня нет. Ну, часа три. Ну, четыре. Ну, пять. Долго. Не знаю.
« Быстрее трёх часов он действительно не мог, на таком транспорте. Значит, он встретился с Дамблдором уже после меня. Так откуда же, (. . . ), Директор знал, что Лили пожертвовала собой из - за этого ребенка?! Он мне рассказал тогда, в кабинете, как они погибли. Чтобы меня доканать. Он мог бы понять это из рассказа Хагрида, например. Из того, как она лежала. Но Хагрид не мог появиться раньше меня. Я аппарировал, а он передвигался на этом Блэковском летучем диване».
- И куда ты принёс ребёнка?
-Я прилетел к его тётке. Ты же знаешь.
- А когда тебе Дамблдор дал этот адрес?
Хагрид задумался.
- Не помню. Дал – и всё.
- А когда он сказал тебе, что мальчика надо отнести к его тётке?
- Да не помню я! Что ты ко мне привязался! Когда провожал меня, тогда и сказал. Как же иначе?
- Да, да, конечно… Продолжай, будь добр.
«То есть, получается, что Дамблдор уже заранее подготовился к тому, чтобы отдать мальчика. Адрес узнал. И сразу сказал его Хагриду, то есть он, отправляя его, действительно точно знал, что все погибли, а мальчишка жив. Очень странно», -- размышлял Снейп тем временем.
- Я прилетел туда. Там были Дамблдор и МакГонагалл.
- А время?
- Я тебе говорил – у меня нет часов!
« Да он не умеет ими пользоваться!» -- решил Снейп. Про время выяснить не удалось.
- А Директор не возмущался, что ты летел так долго? Он - то ждал, что ты через портал вернёшься.
- Да нет, ничего не сказал.
- Странно. Он не любит, когда опаздывают. Я хорошо знаю.
Хагрид хмыкнул и рассказал, как они оставили маленького Поттера.
- Профессора, значит, вернулись в замок. А я полетел на мотоцикле к дому Сириуса. Хотел всё же отдать этот его транспорт. Хоть он и сказал, что ему без надобности.
- Как интересно! Отдал?
- Какое! Там было полно авроров. Он только что попался. Ну, ты знаешь эту историю. Не зря он тебя мучил, подлец! С детства, видать, такой был.
- Заткнись, Хагрид. Стой! Ты что - то путаешь. Блэка арестовали первого ноября, под вечер. Ты не мог в ту же ночь видеть у него дома авроров.
- Ещё как мог! Они меня самого чуть не схватили. Еле объяснил, что я у Дамблдора работаю. Они с ним через камин связались, и тогда меня отпустили. Я полетел в школу. Мотоцикл забрал себе.
- Странно. . .Ты успел попасть на праздник? Когда вернулся? Или было уже утро?
- Какой праздник? Праздник уже закончился. Все уже спали давно. Была ночь. Я пришёл к себе. Ещё щенка покормил, и убирал за ним. Он был такой голодный – словно пару дней не ел, честное слово! И, поганец, уделал всю хижину.
- Хагрид. В ту ночь, говорят, гуляли до утра. Вообще не ложились.
- Сам ты всё путаешь! Все спали!
- Я пришёл в эту ночь в замок. Все веселились и не думали ложиться. Я тебя уверяю. Я. . . шёл по замку . . . никто не спал.
- Ничего не знаю! Все спали! Замок был тёмным, -- не поверил ему Хагрид.
- Хорошо. Пока вы летели – были какие - нибудь неприятности?
- Нет. Только устал немного.
- Было светло?
- Да ночь была, что ты несёшь вообще. . .
- Ты где - нибудь приземлялся?
- Нет, я ребёнка вёз, ты что, забыл? Я торопился!
Они некоторое время смотрели друг на друга.
- Хагрид, -- сказал Снейп проникновенно. -- Похоже, ты потерял почти сутки. Минуточку. . . точно, мозги тебе подправили. Очень профессионально, надо заметить. Ты не догадываешься, кто? Дамблдор тебе стёр память о том дне. Может, ты и летал кругами, но всё равно ты не мог лететь от Годриковой Впадины целый день. Ребёнок бы не выдержал, не знаю уж как ты. И описался бы мальчик на тебя не один и не два раза. Это бы ты точно запомнил. Значит – у тебя отобрали целые сутки. Стёрли.
(Если перечитать начало первой книжки, и сопоставить с позднейшими версиями этих же событий, становится понятно, что Хагрид сутки где - то пропадал, до того, как оказался на Тисовой аллее. Причём он явно уверен, что прилетел туда сразу. А Дамблдор делает вид, что всё нормально. И Минерва тоже не возражает. Снейп книжек о Гарри Поттере не читает, поэтому узнаёт об этих странных обстоятельствах другими способами. )
Хагрид, как всегда, когда кто - то высказывался слишком смело в адрес Директора, стал громко возмущаться.
- Ты сам подумай, логически, -- попробовал объяснить ему Снейп. Но с логическим мышлением у Хагрида было не очень.
- Врёшь ты всё, Сев! Хоть ты и стал теперь крутым колдуном, и хоть ты и почти профессор – иди отсюда! Не зря про тебя говорят, что ты – чёрный маг! Никогда бы Дамблдор такое делать не стал!
Снейп решил, что и вправду пора уходить. Заклинания на Хагрида действовали слабо.
« И все они такие же, как Хагрид, -- думал он по пути. -- Они считают Дамблдора богом. И не хотят замечать очевидных вещей. А он – не бог. Он самый сильный маг, но он – не бог. И поэтому, если Директор что - то знает, то этому должно быть объяснение. Такое впечатление, что кто - то видел всю эту трагедию. Ничего не понимаю. Если кто - то из Ордена следил за домом и как - то всё сразу сообщал Дамблдору – почему Директор не примчался туда сам? Почему он не помог? И этот кто - то -- он слышал, а может и видел, как их убивают – и не вмешался? Это действительно страшно».
А вот потерянный день Хагрида Снейпа совсем не удивил. Он прекрасно понимал, что Дамблдору нужно было покопаться в памяти ребёнка, чтобы разобраться, что произошло. Было бы неправильно, если бы он этого не сделал. Но лучше было это особо не афишировать. Кто - то мог бы и счесть это негуманным. И даже вроде был такой закон, что применять легилименцию к детям, которые ещё не умеют говорить, можно только с согласия родителей или опекунов. «Вроде на психику может плохо подействовать, -- вспомнил Снейп, -- Так что это было ещё и незаконно. Но Директор всегда на законы плевал – и правильно делал».
Вообще маленькое расследование, предпринятое Снейпом, нельзя было считать успешным. Он получил много новых вопросов, и не получил ответов, и впал на неделю особенно тяжёлую депрессию. Он не мог не представлять себе мёртвую Лили, как она лежит, раскинув руки. Хотя он и увидел ничего определённого в памяти Хагрида, у него было хорошее воображение.
Чрез некоторое ( не очень долгое ) время, придя в себя после рассказа Хагрида, Снейп решил, решил, что теперь он попробует вытрясти какую- нибудь информацию из Трелони. «Возможно, это хоть что-то прояснит», -- решил он. Снейп знал, из разговоров в учительской, которые слышал краем уха, что госпожа прорицательница любит покидать свою башню по вечерам и шляться , с непонятными целями, по замку, причём в неадекватном состоянии, и он решил воспользоваться этой её привычкой.
Один вечер он прождал в впустую, стоя в безлюдном коридоре.
На следующий вечер Снейп снова караулил Трелони недалеко от её жилища. Ему повезло—он услышал скрежет люка от башни, и вскоре появилась Трелони.
Он прошёл немного вслед за ней, и остановился у завешанной ковром маленькой двери, ведущей в бывший карцер – теперь, когда нравы стали мягче, комнатка пустовала. Трелони обязательно должна была пройти здесь. Это место было совсем недалеко от её башни.
Наконец, появилась покачивающаяся Сибилла. Судя по походке, она уже была не вполне трезвой, и Снейп восхитился тем, что она ухитряется в своей непрактичной одежде и с нарушенной координацией карабкаться вверх и вниз по верёвочной лестнице. Чтобы обездвижить её и выключить звук хватило очень слабого заклинания.
Снейп вытащил из её пальцев бутылку и поставил у стенки. А потом затащил прорицательницу за ковёр, усадил на пол и сел напротив. Он начал шёпотом повторять формулу, и быстро попал в плотный поток её воспоминаний. Оттого, что она была пьяна, ориентироваться в нём было сложнее, но зато всё шло совершенно без усилий. Он упорно искал то, что ему надо. Когда - то и он сам был там, и это облегчало задачу . Он вспоминал тёмный коридор гостиницы, странный резкий голос из номера. . . Воспоминание об этом же моменте должно было притянуться быстро, и так и произошло.
. . . Перед глазами -- спина Дамблдора, за ней – открытая дверь. В тёмном дверном проёме кто - то движется, слышно сопение и возня. «Я ошибся лестницей! Я шёл в свой номер!» -- слышится неожиданно высокомерный голос. Точка зрения чуть смещается, и теперь виден слегка растерзанный худой парень, с красными пятнами на бледных щеках, почти подросток на вид, который кажется особенно тщедушным в захвате Аберфорта. Теперь все молчат. Парень смотрит на Дамблдора и во взгляде его чёрных глаз -- не страх, а удивление.
. . .Снейп попытался прорваться в начало этой сцены - но обнаружил только беседу Сибиллы с Директором, совершенно не интересную.
«Она ничего не помнит! – понял Снейп. – Так бывает. За неё говорил кто - то другой. Но где он? Где же ты? ГДЕ ТЫ? Ты мне нужен. . .или нужна». Он продолжил путешествие по её спутанному сознанию. Он устал от этой истеричной дамы и уже решил, что проиграл. И вдруг наткнулся на женщину – красивую, худощавую, с насмешливой улыбкой. Без очков. От неё шло ощущение огромной силы. Это тоже была Сибилла, но совершенно другая. При тех же чертах лица она была потрясающей. Она начала пропадать, всё так же усмехаясь, и Снейп понял, что удерживать её он не в силах.
- Подожди! Мне очень нужно его услышать! Стой! Ты же. . ты же такое натворила своим пророчеством! Стой, тварь!
Но женщина пропала, а Снейпа просто выкинуло из сознания Трелони.
Он вывел прорицательницу из транса.
- Если скажешь кому - нибудь, я расскажу, что ты пьянствуешь по ночам и тебя уволят.
- Вы ведёте себя слишком противозаконно и слишком вольно для Козерога, мой милый, -- сказала сильно протрезвевшая Трелони, пытаясь говорить строго, но дрожащим голосом. Она при этом пыталась подняться, но путалась в шалях.
- Тебе повезло, наверное, и ты мало видела живых и настоящих Козерогов, -- ответил Снейп.
Он откинул ковёр и покинул её. В принципе, были методы, которые позволяли вытянуть их сознания совсем позабытые события. Но Снейп не был уверен, что у него это выйдет. И методы эти были похожи на пытку.
Он шёл в свой подвал, и вместо того, чтобы думать про Пророчество, вспоминал женщину, которая обитала в глубинах сознания Трелони. Он точно знал, что это и есть самая настоящая, самая главная, Сибилла. Но Трелони явно очень боялась эту часть своей личности, и алкоголь был одним из средств держать её взаперти. «Да, и у меня в дебрях души спрятан человек, намного лучше меня,—думал Снейп. -- Если он ещё жив».
Через несколько дней Дамблдор вызвал его к себе.
- Ну что, убедились, что Сибилла ничего не помнит?
- Она наябедничала всё же?
- Конечно. Так как она действительно ничего не помнит, она решила, что это было домогательство, и была очень расстроена.
- Она себя сильно переоценила.
- Я постарался её успокоить. Поверьте, я не сержусь на ваше любопытство. Но зачем вам это?
- Я хочу понять. Расскажите вы.
- Поверьте – не стоит. Это вовсе не потому, что я вам не доверяю. Раз вы не услышали его тогда –значит, вам не надо его знать. Пока, во всяком случае.
- Хорошо. Но тогда объясните – как, на ваш взгляд, он собирается вернуться в этот мир? И почему вы так уверены, что он должен возродиться?
- Этого я тоже не могу вам открыть,-- ответил Директор, вроде бы дружелюбно, но очень твёрдо.
Возможно, Дамблдор думал, что на этом Снейп всё же успокоится. Но он его недооценил. Он, наверное, тоже мало видел очень живых и очень ярко выраженных Козерогов. Теперь упрямый Снейп решил выяснить, каким образом Волдеморт собирается возродиться.
В возможностях обрести бессмертие – или почти бессмертие – Снейп не разбирался, потому что тема эта была ему совершенно не интересна. Он вообще не понимал, как можно этого хотеть. Поэтому ему пришлось начинать изучение почти с нуля. Зато у него ещё со времён службы у Волдеморта были большие связи на чёрном рынке чёрномагической литературы.
И вот на зимних каникулах Снейп пришёл в одну из тёмных лавочек в Кривом переулке и показал знакомому продавцу длинный список книг, две трети из которых были запрещены Министерством. Некоторые особо редкие издания стоили не меньше, чем дом Снейпа, но у него в банке лежало немало денег и золотых слитков. Кое- что он получил в дар от Волдеморта, кое- что заработал, делая зелья и магические предметы. Сперва, после смерти Эванс, у него было большое желание избавиться от этих капиталов. Но в то время сперва ему было просто не до того, а потом он решил, что будет правильным потратить эти проклятые средства на свои расследования.
Поэтому Снейп мог позволить себе заказывать редкие книги. Конечно, купить это всё сразу было невозможно – часть денег как раз должна была уйти на финансирование поисков --но торговец пообещал постараться найти нужные фолианты. Снейп всё равно собирался отложить исследование темы бессмертия до летних каникул, потому что хранить в школе нелегальную литературу не решался.
После коротких зимних каникул он вернулся в школу.
Каждый раз, когда ему приходилось говорить на зельеварении то, во что он не верил, Снейп чувствовал себя униженным, и чувствовал, что он предаёт и свой талант, и искусство зелий вообще. Поэтому он не мог отшить Квиррелла, который продолжал время от времени оставаться поле уроков. Когда Снейп диктовал талантливому мальчику свою версию рецепта, ему казалось, что это, в какой -то степени, компенсирует ту чушь, которую он нёс перед этим на уроке. Он каждый раз восхищался чутьём и умом Квиррелла: мальчик оставался всегда после того, как они проходили самые неудачные традиционные рецепты. Хотя, если нелепости встречались слишком часто, он только смотрел грустными глазами, не решаясь слишком надоедать преподавателю.
Снейп и так видел иногда в его глазах обрывки воспоминаний, показывающие, что его необычные отношения с учителем, принадлежащим враждебному Дому, не остались незамеченными. Приятели начали подкалывать его, иногда довольно грубо. Что делать, не все понимают, что есть какие-то более утончённые и оригинальные, но часто не менее притягательные причины для тайного общения. Впрочем, подкалывали Квиррелла и без этого и вообще с самого его появления в школе, просто потому, что у него была офигительно неудачная фамилия.
(Ещё более неудачная для школьника, чем у самого Снейпа, прямо скажем. Но вот пыталась в интернете найти, с какого времени слово qveer обозначает не только странных людей, но и именно людей с нетрадиционнной ориентацией. Вроде бы с конца 20 века. . . Почему - то подозреваю, что Роулинг во время написания ФК это в виду не имела. Но всё равно так получилось. Никуда ей от этой темы не деться.. . )
Вскоре Квиррелл сменил тактику, и стал прибегать в класс зелий на других перерывах, а не оставаться после своих уроков.
Так прошёл учебный год. Начались каникулы, и Снейп, снова поселившись, наконец, в своём доме, начал изучать запрещённую и незапрещённую литературу посвящённую бессмертию. Нескольких заказанных книжек ещё не хватало, и он вскоре отправился к знакомому торговцу.
На обратном пути встретил в Косом переулке одну из девиц, с которой общался некоторое время в тот период, когда он решил получить опыт разгульной жизни – ту стриптизёршу, которая училась когда - то на Хаффлпаффе, и которую звали Годива. Сам он её не узнал бы, это она кинулась к нему из какой -то тёмной подворотни. Выглядела она ужасно, казалась постаревшей лет на двадцать. Оказалось, что её схватили, среди многих прочих, и год она провела в тюрьме, пока решали, представляет она опасность, или нет. Её выпустили, без денег и без волшебной палочки, оплатив только билет в один конец на Ночного Рыцаря. Так она оказалась в Косом переулке, без средств к существованию и лишённая возможности колдовать.
Когда она начала рыдать, Снейп не выдержал и предложил ей пожить у себя. В результате он поселил её комнатёнке наверху, в которой когда -то жил сам, велев в качестве платы понемножку прибирать и готовить, и пореже попадаться на глаза.
После чего почти забыл про Годиву и начал изучать книжки.
Оказалось, что способов возродиться, не будучи при этом призраком, вампиром или зомби, было не так уж и много. Ещё меньше возможностей для возрождения магическая наука предлагала людям, которые потеряли своё тело. Таких способов был известно всего несколько штук, но все они, кроме одного метода, были связаны с использованием неких особых магических предметов, которые или были давно утеряны, или вообще имелись большие сомнения в их реальном существовании. Например, встречались описания возрождения людей при помощи Оживляющего Камня—но скорее всего, на взгляд Снейпа, это были просто фальшивки. Единственным методом, который требовал только сочетания огромной магической силы и мастерства с большой отмороженностью, было создание хоркруксов. Снейп не сомневался, что все нужные качества у Волдеморта имелись.
И чем больше Снейп изучал этот вопрос, тем сильнее он убеждался, что его бывший босс спрятал где -то кусок своей души, а Дамблдор как -то узнал об этом. Не ясно было, почему хоркрукс не сработал сразу после полу – смерти Тёмного Лорда – уж конечно никто не планирует для себя десяти лет заточения в магическом предмете, это явно было непредвиденной накладкой.
Насколько смог понять Снейп из не очень внятных текстов, для возрождения из хоркрукса требовался сообщник, который смог бы помочь дематериализованному собрату произвести необходимые магические операции и сотворить новое тело.
«Он не выбрал меня! Ели бы он выбрал меня, это решило бы всё — мы с Директором быстренько бы его ликвидировали. Да, он, как оказалось, не доверял мне до конца. Но, если не я, тогда это могли быть или Люц или Белла. Скорее всего, он выбрал именно Беллу, не сомневаясь в её преданности, но она попала в тюрьму, и, видимо, из-за этого. . . Нет, но причём тут сын Лили? Почему Директор уверен, что он должен возродиться именно когда этот ребёнок начнёт становиться магом? »-- размышлял Снейп.
Тем временем Годива немного пришла в себя, и, вопреки распоряжениям, стала попадаться на глаза часто, старательно показывая всем своим видом, что она человек не чуждый благодарности.
Снейп игнорировал её, в надежде, что эта проблема сама как -то ликвидируется. Когда он позвал её жить к себе, он никак не думал, что она будет так себя вести, потому что теперь у него не было того высокого положения в определённой части общества, которое были раньше. Снейп не мог поверить, что сейчас, она будет предлагать ему личные отношения – тем более, что он - то ничего такого от неё не требовал.
Однако, в конце концов, сложилась ситуация, когда гостья стояла перед ним с заискивающей улыбкой и теребила верхнюю пуговицу на своей домашней мантии. Снейп перед этим очень сосредоточенно читал очередной фолиант, полный рисунков полуоживших магов и подробных и красочных описаний удачных и не очень случаев оживления, и у него в глазах ещё стояли эти жутковатые образы. Теперь он медленно старался переключиться с одной проблемы на другую.
«Да, наверное, правильным было бы перейти на аскетизм, -- размышлял он, глядя на Годиву. – Но было бы наивно считать, что такая мера может сделать меня лучше. А хуже уже всё равно некуда».
Он посмотрел в её глаза. Она просила защиты. Она хотела, чтобы рядом был мужчина, способный защищать её от этого страшного мира и от страшных авроров, и ей, в общем - то, было почти всё равно, кто это будет. К тому же она была искренне благодарна Снейпу. И ей, как ни странно, понравился его дом. Верхнюю пуговицу она расстегнула и перешла к следующей.
«И всё – таки аскетизм—это было бы правильно и достойно». Снейп прекрасно понимал, что это у него получится – вот что - что, а жёстко обходиться с самим собой он всегда умел. Но с другой стороны. . . а стоило ли? «Ну как мне себя вести? Делать вид, что я не понимаю её намёков — это глупо и смешно. Тем более, что это уже не намёк, и тем более, что у нас уже было. ..»
Девица всё так же заискивающе улыбалась. Теперь в её глазах появилась ещё и тревога . Она думала о том, что, видимо, очень подурнела в тюрьме, и теперь не найдёт себе мужчину.
«Выгнать её – жестоко, оставить здесь и не воспользоваться – оскорбительно для неё. И я буду при этом выглядеть . . .ханжой, как минимум».
Снейп продолжал смотреть на Годиву с выражением тяжёлого раздумья, прикидывая, что же ему делать и как будет разумнее себя вести со стратегической точки зрения.
Тут он вспомнил, что ждать возрождения Тёмного Лорда придётся ещё восемь лет. «ВОСЕМЬ ЛЕТ! Это очень долго!» Он представил себе эти долгие годы, совершенно пустые и тоскливые. И ещё перед его внутренним взором предстали профессора Ховартса – эти застывшие, законсервированные старики, сросшиеся с магическим замком, словно его собственные горгульи. Он почувствовал холод этих коридоров, этих камней, привязывающих к себе и вытягивающих способность жить на воле. Это решило всё.
«Я не хочу так, -- подумал он. – Мне ещё рано. Несмотря ни на что —мне ещё рано становиться стариком. Конечно, полный аскетизм-- это красиво, но рациональнее всё же не лишать себя источника хоть каких-то условно - положительных эмоций».
На самом деле положительных эмоции оказалось гораздо меньше, чем отрицательных—во всяком случае, по времени хорошее значительно уступало плохому. Эта девица была глупой, пошлой, она его бесила. И с ней был связан тот период в жизни Снейпа, который сейчас он считал вообще самым отвратительным из всего отвратительного времени, проведённого при дворе Тёмного Лорда. Поэтому эта связь дала ему немало новых поводов для того, чтобы считать себя сволочью, страдать от ненависти к себе и тому подобных психологических изысков. Но – хотя Снейп и не понимал этого – правда была в том, что если бы ему подвернулась возможность каких -то более удачных отношений, он просто не позволил бы их себе.
Дом у Снейпа был в маггловском районе, и сейчас это было очень кстати, потому что так было меньше вероятность того, что кто-то заметит выглядывающую в окно гостью. А из дома Годива никуда не выходила, потому что после тюрьмы всего боялась. Один раз Снейп чуть ли не силой не вытащил её в Косой переулок и отправил покупать волшебную палочку. Пока она ходила к Олливандеру, он ждал её в кабаке – переходе, делая вид, сидит просто сам по себе.
Когда лето стало подходить к концу, Снейп решил, что не будет оставлять Годиву одну в своём доме. Ему совершенно не хотелось, чтобы она решила, что это и её дом тоже. А девица уже потихоньку начинала наглеть, как заскочившая в квартиру уличная кошка. Она уже думала, что сможет остаться здесь жить надолго, но это было очень серьёзной ошибкой, и очень злило Снейпа. А ещё ему совсем не хотелось, чтобы она, в конце концов, начала распространяться об их отношениях в тесном сообществе магов Лондона. Поэтому он напугал Годиву рассказами о готовящейся со стороны авроров новой волны арестов, и отправил её, закутанную в плащ с капюшоном, на Ночном Рыцаре в провинцию, к одному их общему знакомому из темнолордовцев, который спасся, как и многие, благодаря аверитусу, и жил очень тихо и очень далеко от Лондона в своей усадьбе.
На обязательном собрании утром первого сентября Дамблдор объявил:
- Профессор Слагхорн мужественно согласился рискнуть и перед уходом год поработать преподавателем Защиты. Мы решили, что ничего плохого с ним не должно случиться, он всё равно собрался покинуть школу. Поддержим его некоторыми заклинаниями. . А вы, Северус, с этого года назначаетесь профессором. Поздравляю! Это редкость – профессора Хогвартса такого возраста.
Снейп встал и кивнул, слушая негромкие аплодисменты Директора, Слагхорна и Минервы. И он даже заставил себя поблагодарить Директора. В общем- то, Снейп и в прошлом году вёл почти все уроки зельеварения, и сейчас изменения касались только его официального статуса и размера зарплаты.

* * * * * * * * * * * * * * *

В октябре исполнилось два года со дня смерти Поттеров.
Все это время, очень медленно и постепенно, Снейп продолжал выходить из состояния полной душевной катастрофы. Он перестал думать постоянно о том, что Эванс больше нет в этом мире. Это стало для него привычным условием жизни. Хотя время от времени он снова чувствовал её смерть так, словно всё произошло только что. Особенно по вечерам и ночью, когда он оставался один.
Но всё же шок проходил, и постепенно то, что происходило вокруг него в данный момент, снова начало вызывать у него какие - то реакции. Он мог снова искренне злиться на коллег или учеников, искренне маяться от скуки школьной жизни и даже, почти искренне почти радоваться, когда ему удавалось удачно нахамить кому - то из коллег или жёстко поставить на место наглого ученика. Или когда удавалось помочь кому - то из своих, из слизеринцев. А слизеринцев Снейп защищал всегда и вне зависимости, правы они были в конкретной ситуации , или нет. Это было его принципиальной позицией, потому что все остальные профессора были как раз против его Дома, и потому что он прекрасно помнил, как в своё время ему не хватало поддержки его декана.
Но на самом деле все эти эмоции по - прежнему были неглубокими и неважными. Очень скоро что-то напоминало ему о Лили, о её смерти, о его вине—и он понимал, что вся эта теперешняя жизнь просто фикция, просто скучноватый метод убить время до того момента, когда настанет пора действовать.
В этом году Квиррелл продолжал интересоваться авторскими способами приготовления зелий, но делал это реже, чем в прошлом году. Судя по его мыслям, которые считывал время от времени Снейп, он теперь увлёкся историей своего Дома, и особенно личностью ведьмы – основательницы. А Снейпу в этом году уже легче было заставлять детей готовить зелья методами, в которые он сам не верил. Он начал привыкать и к такому виду лжи.
Так прошёл учебный год.
На летних каникулах Снейп отправился к Стоунженджу— он там ещё не был, как ни странно, но тут его потянуло к этой маговской святыне.
Камни были совершенно живые, они хотели общения, но сосредоточиться на контакте было трудно из-за людей. Здесь постоянно околачивался кто-то, и это были не маги, а, к удивлению, Снейпа, магглы. Ему всё же удалось дождаться момента, когда рядом никого не было. Он положил руку на один из камней и начал мысленно произносить заклинание. И через некоторое время он начал ощущать слабый ответ камня – мурашки в кончиках пальцев и чужие слова, проскакивающие в его сознании. Но слова не успели оформиться в фразы—Снейпа отвлёк чей -то пристальный взгляд. Он обернулся и увидел выглядывающую из-за средне далёкого камня девицу в длинной черной юбке и с распущенными по плечам волосами, которая уставилась на него в оцепенении.
«Ну чего вылупилась!»-- подумал он с досадой, и снова сосредоточился на каменной колонне. Древняя магия уже почти совсем готова была заговорить с ним, но тут из начинающегося транса его вывел голос:
- Это вы что, подключаетесь к энергетическому потоку?
Снейп обернулся, и девица, тихо охнув, отскочила – потому что вид у него был более злой, чем обычно. Она была немножко полноватая, и она была полным магглом— магов и магглов Снейп с детства отличал очень точно, просто по ощущению. Так вот, эта мисс была магглом настолько полным, что одно её присутствие ослабляло магический контакт. Однако она не убежала – и это было большим плюсом в её пользу.
- А вы – вы друид? – спросила она, на всякий случай держась теперь подальше.
Глаза у неё были большие, серые и очень наивные. Однако, несмотря на наивность, Снейп увидел в них столь же наивную корысть. Девчонка, будучи магглом, всё же сразу поняла, что Снейп – маг, просто по его внешности. А она очень- очень хотела научиться колдовать. Хотела стать особенной. И сейчас, в её сознании проносились мечты о том, что вот, она встретила настоящего мага, и теперь, если удастся его очаровать, он, возможно, научит её. . И она станет ведьмой. Ей почти не было дела до Снейпа, как до человека, но он очень привлекал её как тот, кто может дать ей особые знания.
«Какая глупая! – подумал Снейп. – А если бы на моём месте оказался кто-то похуже? Да, я, конечно, воспользуюсь её мечтами, но у меня не возникнет желания, например, её убить или посадить в подвал, или превратить во что-то неприятное. И я даже постараюсь показать ей какие – нибудь несложные рецептики из травок – те, которые почти не требуют магии. Или, если она окажется неспособной и на это, оставлю ей что- нибудь вроде лёгкой приворотки, и будет она счастлива. .. »
Эта интрижка развлекала его больше, чем то, что происходило прошлым летом. Он услышал очень много всего интересного про магов и магию, и её радость, когда она видела простейшие, почти не магические фокусы, была даже забавной.
Девушка – маггл не выдержала к середине августа —сказала, что не может больше терпеть такое к себе отношение и такой отвратительный характер. Снейп сделал вывод, что слегка не рассчитал – он намеревался окончательно достать её только к концу этого же месяца. Но он честно подарил ей на прощание несколько флакончиков с очень – очень слабомагическими зельями.
В конце лета Директор вызвал его и сообщил:
- Самый молодой декан за всю историю Хогвартса. Поздравляю.
И Дамблдор ухмыльнулся слегка. На самом деле, Снейпу ещё полгода не хватало до 25-ти, но для него сделали исключение.
Никто из профессоров, включая Директора, не был заинтересован в продвижении Слизерина. Все ждали, что чернушный Дом, под руководством очень уж юного, по сравнению с прочими, и неопытного декана окончательно поселится на последнем месте в ежегодном соревновании.
Однако вышло по – другому.
Снейп расценил эту ситуацию, как очередную задачку, которое помогает скоротать время до возвращения Волдеморта, и взялся за дело с большим энтузиазмом. Пока он помогал Слагхорну, он понаблюдал за назначением очков с точки зрения преподавателя, и сделал некоторые выводы. Эта странная система отражала не только успехи учеников, но и отношения преподавателей между собой. Итог во многом зависел от того, кто из деканов пользовался бОльшим авторитетом. Или – кто был более наглым. И от того, сколько профессоров поддерживали тот или иной Дом. Дело в том, что не существовало точно установленных правил, сколько баллов за что давать, и не было системы контроля за этим процессом. Были только негласные установки – например, за правильный ответ нельзя было давать сразу сто баллов, потому что это было чревато скандалом. Штрафы за проступки тоже могли быть очень разными. Только матчи по квиддичу от преподавателей не зависели, хотя сильно влияли на баланс очков.
Слизеринцы оставались на последних местах уже много лет не потому, что плохо учились, а потому что большинство профессоров были настроены против них, а Слагхорн был слишком слаб характером и робок, чтобы отстаивать интересы своих студентов. Толстый профессор боялся конфликтов с коллегами, а у Снейпа ссоры как раз вызывали слабый всплеск азарта.
Пока Снейп замещал Слагхорна, он не вмешивался в устоявшийся баланс сил. Но теперь всё изменилось. К началу года он обдумал свою стратегию и собирался действовать по нескольким направлениям сразу.
Прямо первого сентября после торжественного ужина он устроил собрание в Слизеринской гостиной (вспомнив невольно Тёмного Лорда с его привычкой постоянно устраивать посиделки с оглашением планов на будущее и разбором прегрешений).
- Вы должны научиться бороться за место в жизни уже сейчас, потому что за стенами замка вам будет ещё труднее, чем здесь. Нас не любят и там – о чём, полагаю, многие уже прекрасно осведомлены. Если вы хотите чего – то достигнуть, то вы должны быть в несколько раз лучше, чем выпускники других Домов. Начнём прямо с завтрашнего дня.
Студенты слушали его внимательно. После поражения Волдеморта судьба бывших слизеринцев стала гораздо труднее, чем была до его появления на маго - политической сцене. Сам Волдеморт после школы реально мог претендовать на должность в Министерстве. Но теперь слизеринца взяли бы туда только младшим секретарём или уборщиком, и то по огромному блату. У многих ребят родные сидели в Азкабане, у многих – умерли там, у некоторых уже отсидели и вышли сильно изменившимися не в лучшую сторону.
- Мы должны показать им всем, чего мы стоим. Я готов бороться за ваши интересы, но и вы должны приложить усилия.
Снейп предупредил, что сам будет устраивать разбирательства по поводу потерянных Домом баллов, и сам будет отправлять виновных на дополнительные отработки.
- С отстающими обязательно будет занимался кто- то из старшекурсников, и , если прогресса не будет , наказаны будут оба. И тренироваться по квиддичу будете чаще, чем раньше.
Сперва такая программа понравилась далеко не всем слизеринцам. Они сомневались, что их новому декану удастся справиться с устоявшейся системой.
Снейп, в качестве личного вклада в успех Слизерина, начал на зельеварении беззастенчиво раздавать баллы своим ребятам и штрафовать чужих, особенно, конечно, гриффов. Но он никогда не переходил пределов разумного, чтобы, если у других деканов возникнут к нему вопросы, всегда можно было объяснить свои действия.
Но это было не всё. В один из первых вечеров учебного года он зашёл в гости в служебную квартиру Флитвика. Карлик был чрезвычайно удивлён.
- Не буду тратить время на преамбулы, -- сказал Снейп. – Поговорим начистоту. Вам не обидно, что первое место всегда достаётся Гриффиндору? Студенты вашего Дома, да и моего тоже, учатся, как правило, гораздо лучше. Ну, ваши, возможно, не самые спортивные. Но дело - то не в этом! Дело в традиции. Всех убедили, что к гриффиндорцам должно быть особое отношение. Им всегда ставят максимальные баллы, и штрафуют их мягче всех.
-Но это . .
- Это традиция. И это идеология. Но мы вовсе не обязаны им следовать. Предлагаю сделку – вы поддерживаете мой Дом, а я поддерживаю ваш.
Флитвик был втайне завистлив и не знал ещё в то время про легилименцию Снейпа. Поэтому его удалось убедить. Примерно то же самое, но делая акцент на горьких чувствах несправедливо обиженных детей, Снейп через пару дней изложил профессору Спраут.
- Ваши студенты привыкают быть неудачниками. Если ваш Дом поднимется хотя бы на одно место, представляете, как это поможет их самооценке!
А ещё на перерывах Снейп упорно патрулировал коридоры и штрафовал студентов --- всех, кроме своих. Он всё так же придерживался правила снимать баллы понемногу, но часто.
В результате часы Слизерина начали в первую же неделю необычно наполняться камнями, и сравнялись с гриффиндорскими. Теперь слизеринцы поверили своему декану, и оказалось, что это действительно Дом честолюбцев. Ребята очень старались, и Снейпу почти не приходилось демонстрировать им своё недовольство. Теперь было уже не очень важно, продолжат ли Флитвик и Спраут поддерживать Слизерин, или поймут, что их просто использовали -- импульс был дан.
Спохватившись, конкурирующие деканы попробовали было исправить дело, но найти повод, чтобы оштрафовать юных чернушников было трудно. Они вели себя подчёркнуто идеально, и их очень трудно было уличить в незнании материала.
После довольно крупного штрафа, постигшего нескольких гриффиндорцев за разборку с парнишкой из Слизерина, МакГонагалл не выдержала и попробовала было поговорить со Снейпом с позиции силы. Это было ошибкой, потому что в такой позиции она уже давно не находилась, а Снейпу давно не удавалось ни с кем поругаться. После этого разговора они некоторое время не обращали друг на друга внимания, но потом как- то постепенно помирились, и отношения у них сложились почти дружеские.
В этот год Слизерин, впервые за много - много лет занял первое место. Оглядывая позеленевший Большой
Зал, видя погрустневшие ( и тоже позеленевшие от досады) лица остальных профессоров и чужих студентов, Снейп и вправду радовался. Один Дамблдор не казался огорчённым . Скорее ситуация веселила его.
Слизерин продолжил отмечать победу в своём подвале. Дети были счастливы, и Снейп неожиданно действительно почувствовал себя преподавателем . До этого ему казалось, что он просто притворяется.

* * * * * * * * * * * *

Проходил год за годом.
У Снейпа вроде бы жизнь постепенно налаживалась.
Его не посадили в тюрьму, у него была работа, неплохая зарплата и даже довольно высокое положение в обществе.
Слизерин прочно обосновался на первом месте. Коллеги привыкли к присутствию в школе бывшего темнолордовца и признали его таким же профессором, как и они сами.
С Дамблдором у них постепенно сложились, как ни странно, довольно доверительные отношения (ну, насколько оба они были способны на доверие). Это можно было бы даже назвать дружбой, но с учётом огромной разницы в возрасте и в социальном положении. Во всяком случае, Снейп, сам того не желая и не замечая, постепенно привязывался к старому магу – насколько он мог чувствовать привязанность к кому - то.
Снейпу его отношения с его теперешним боссом очень напоминали отношения с прошлым. Окружающие теперь точно так же не понимали, по какой причине Директор так доверяет Снейпу, как когда -то Съедающие Смерть не понимали причин особого отношения к нему Волдеморта. И точно так же, как и тогда, Снейп чувствовал, что его начальник в разговорах с ним гораздо более искренен, чем с большинством окружающих. Вернее – он чаще бывал более искренен. Хотя официально вторым лицом в школе и заместителем Директора была МакГонагалл, довольно скоро всем стало ясно, что Снейп по каким -то причинам оказался на должности помощника неофициального, но самого доверенного. Он помогал Дамблдору в интригах, направленных на получение необходимых средств и нужных решений от Попечителей, в улаживании разных щекотливых ситуаций с родителями учеников, и, конечно, во всяких историях, связанных со студентами. Снейп подозревал, что Минерва была человеком слишком честным и прямолинейным, и Директор не хотел прибегать к её помощи в ситуациях неоднозначных и требующих ловкости и определённого цинизма. А вот Снейп тут подходил идеально. К тому же его - то как раз манипуляторские способности Дамблдора совершенно искренне восхищали.


* * * * * * * * * * * * * * * *

В общем , внешне всё было неплохо. Многие считали, что Снейпу очень повезло. И что если он недоволен своей жизнью и вечно находится в плохом настроении, то это просто наглость с его стороны.
Но на самом деле для самого Снейпа жизнь продолжала оставаться штукой сложной и неприятной. Кто - то другой на его месте, возможно, смог бы проводить эти годы совсем по - другому, радуясь тому, что он уцелел после всех приключений. Но Снейпа это само по себе радовать не могло, а почти всё, что он ценил по - настоящему, из его жизни ушло.
Те чувства, которые относились к его прошлому, были яркими и сильными, хотя мучительными.
То, что было связано с настоящим – приглушенным, пыльным и тоже, как правило, не очень - то весёлым.
Во - первых, Снейп окончательно убедился, что его гениальность покинула его тоже. Она, видимо, умерла вместе с Лили. Он по - прежнему очень любил науку о зельях и мог приготовить любое снадобье из известных. Но он потерял способность изобретать принципиально новые составы, и заклинания больше не приходили к нему из пространств, в которых рождается магия. По своей гениальности он скучал не так мучительно, как по Эванс, но тоже очень и очень сильно.
Во - вторых, Снейп начал время от времени начал вспоминать о своих честолюбивых амбициях. Прогресс в карьере всё же мог бы порадовать. Но и здесь было глухо. Конечно, сперва, когда он стал в неполные 25 лет деканом, его карьерный рост был оглушительным. Но с тех пор проходили годы и годы, и было ясно, что карьера его никуда не движется и двигаться не будет. Конечно, он был очень известно личностью и всё такое, но главное - то удовольствие состоит в процессе продвижения, а не в достигнутом положении.
В -третьих, он просто не любил преподавать. Снейп постоянно чувствовал, что занимается делом, которое совершенно не его. Да ещё к тому же ему постоянно приходилось говорить то, во что он не верил, и что ему не нравилось — и это касалось области знаний, к которой он был очень неравнодушен. В общем -то , наука о зельях была одним из немногих явлений, которые продолжали что-то для него значить, и поэтому ему было особенно противно годами учить тупых детей тупым рецептам по тупым книгам.
Конечно, в первые годы, когда Снейп только начал вести уроки, преподавание его немного развлекало. Это были новые цели, новые проблемы. . Но через несколько лет, когда всё наладилось, ему стало очень скучно.
Снейп вёл уроки, и понимал, что сам тупеет и теряет остатки своего таланта, твердя из года в год одно и то же равнодушным ученикам и читая из года в год их совершенно похожие работы. Но в то же время он старался всё время быть занятым, чтобы поменьше думать о своей вине, своих потерях и прочих тяжёлых обстоятельствах.
Когда - то, до того, как Эванс бросила его, Снейп читал художественные книжки—и не только маговские, маггловские тоже. Хотя он старался не афишировать это, но ему было интересно читать про то, как и что люди чувствуют, и сравнивать это со своим собственным опытом. Потом, когда они с Лили поссорились, он такие книги читать перестал, потому что чувствовать он не хотел. И в это время он изучал в основном что-то профессиональное, и книжки по маговской истории, особенно – биографии выдающихся личностей. Но теперь он потерял свою гениальность, на которую так рассчитывал когда - то, и ему было ясно, что даже если ему и удастся вернуть её, реализовать свои способности и добиться признания ему всё равно не дадут. Он был заперт в этой школе, и, конечно, читать теперь о людях, которые добились заслуженной славы, ему вовсе не хотелось. А по зельям и заклинаниям он перечитал уже всё—из того, что можно было достать, и из того, что несло действительно новую информацию. Самым плохим было то, что он ещё и запоминал всё, что читал, а что-то новое и интересное появлялось редко. Но при этом Снейп не мог по вечерам просто сидеть и смотреть в стенку — и потому что очень не любил ничего не делать, и потому, что на этой стенке он очень скоро начинал видеть образы из своего прошлого, а это было страшно. Поэтому он читал сочинения, и, чтобы ему было чем занять себя, задавал этих сочинений очень много. Ученики, которые проклинали его за эту привычку, и представить не могли, что главной целью Снейпа было вовсе не испортить им жизнь ( хотя и это тоже, конечно) но, прежде всего-- отвлечь себя самого. При этом сочинения эти Снейп ненавидел с каждым годом всё больше и больше, но не мог перейти кроссворды и пазлы, потому что они не создавали иллюзию вечной занятости, а вот проверка сочинений была работой.
Он несколько раз просил Директора разрешить ему вести Защиту, потому что надеялся, что новый предмет его снова развлечёт. И потому что учебники для Защиты издавал комитет авроров, и они выпускали новые редакции не реже, чем раз в два года. То есть устаревших методик в этом учебнике было гораздо меньше. Но он, конечно, каждый раз получал отказ.
- Вы же прекрасно знаете, что эта должность проклята! -- объяснял Дамблдор. -- Я не могу рисковать вами. Хотя вы и работали на него в своё время – нет никакой уверенности, что это спасёт вас от проклятья. Сами представьте: если обстоятельства сложатся так, что мне придётся вас уволить, то куда вы пойдёте? Думаете, вас кто - нибудь возьмёт на работу, с вашей репутацией и вашим характером? У вас нет состояния, как у Малфоя, и нет связей, как у многих других. И потом -- я не хочу, чтобы вы уходили из Хогвартса. Вы же обещали. . .
В общем, свою жизнь Снейп расценивал, как отвратительную. И отвратительность эту он воспринимал, как должное. Единственное, чем он был доволен—это тем, что настоящее стало для него малозначимым. Сильные чувства всю жизнь приводили его к оглушительным катастрофам, и этого, как он считал, ему уже вполне хватило.
Тем более что те, прошлые чувства по большей части никуда не делись. Они спали теперь большую часть времени, но вдруг что-то: поворот коридоров, камни во дворе, запахи аудиторий, весна, зима, лето и осень -- задевало память, и тогда оказывалось, что прошлое Снейпа – это по -прежнему Вечное Вчера, которое всегда рядом. Да, Хогвартс и вправду оказался для него подобным Азкабану. Так как вспоминать чувство счастья он разучился, воспоминания о плохом и о хорошем были одинаково тяжелы для него, только отличались по тональности. Когда он вспоминал о хорошем, он жалел, что всё ещё вынужден жить, а когда вспоминал о Мародёрах то жалел, что не сможет уже убить ни Джеймса, ни Сириуса.
Он так и не смог достичь третьего вида расставания—того, к которому стремился когда - то.
Может быть, если бы всё сложилось по - другому, не так трагично, если бы Лили просто жила где - то вместе с Джеймсом, он имел бы шанс. Но всё, что произошло после их разрыва – его вина, его отчаянные попытки спасти её, её страшная смерть – всё это накрепко привязало Снейпа к памяти о ней. Он знал, что это навсегда. Он привык постоянно жить со своими призраками и никому про это не говорил. У него осталась только одна - единственная фотография Лили – та, которую он вырвал из библиотечной газеты. И от которой он, конечно, отрезал Джеймса. (И куда он дел эту отрезанную часть - лучше не спрашивать.) Но он и без фото слишком хорошо помнил Эванс.
Теперь для Снейпа самыми важными датами в году было не Рождество и даже не начало летних каникул, а 31 октября и 30 января, день смерти и день рождения Лили. Эти два дня отмечали для него движение времени -- сколько лет уже её нет в этом мире, и сколько бы ей исполнилось.
Раньше, в первые годовщины тех страшных событий, Дамблдор в начале школьного праздника обязательно произносил прочувствованную речь про подвиг четы Поттеров. В Пророке выходили статьи с фотографиями Джеймса и Лили. Через три года после их смерти им поставили памятник на площади в Годриковой Впадине. Это было сделано по инициативе Министерства и на собранные благодарными магами деньги. Снейпу памятник не понравился, он показался ему очень официальным и каким - то грубым и примитивным. Лили была не похожа, и она была как одно целое со своей семьёй.
Снейп считал, что памятник надо было ставить ей одной. И изображать её очень – очень красивой.
Но и речи, и статьи о подвиге Поттеров с каждым годом становились всё короче, и через шесть лет после этих событий Дамблдор просто не сказал ничего перед очередным Хэллоуиновским пиршеством. Когда Снейп на следующий день спросил его, почему, Директор ответил, что не он не хотел мешать детям веселиться, затрагивая такую серьёзную тему. «В своё время всё равно будут проходить по новейшей истории», -- сказал он. И Пророк тоже постепенно перестал напоминать обывателям – магам о том, что Хэллоуин – это не только предлог попировать в хорошей компании. Наверное, в правительстве тоже не хотели мешать людям веселиться.
(Меня всегда как-то коробило, что во всей поттериане в сам Хэллоуин никто не вспоминает о смерти Джеймса и Лили. Ни Гарри, ни Дамблдор, ни Люпин...)
Снейпу было обидно наблюдать, как маги забывают о подвиге его любимой девушки. Но на самом деле забывали об этом далеко не все. Хотя правительство перестало напоминать об этой истории, всё равно - как слышал Снейп -- в этот день на маленькое провинциальное кладбище прибывали маги не только со всех концов Англии, но и из других стран Европы, и даже из Америки и СССР. И всегда находились добровольцы, которые обеспечивали антимаггловскую маскировку
А вот ночью с 31 октября на 1 ноября на кладбище никого не было. Потому что светлым магам нечего делать на кладбище ночью в Хэллоуин, а чёрные маги если и проводили какие - то траурные мероприятия, то в совсем других местах. В эту ночь тут появлялся только Снейп, которой днём, на виду у всех, приходить сюда не хотел.
Каждый раз после Хэллоуиновской вечеринки, которой он не мог избежать, Снейп аппарировал в Годрикову Впадину. Каждый раз в эту ночь его тянуло туда, хотя каждый раз, стоя около их белого мраморного надгробия, он понимал, насколько он здесь лишний. Конечно, ему не было на кладбище хорошо или весело. Но эти странные минуты, когда он там стоял, относились к числу немногих настоящих моментов в его теперешней жизни – в отличие от всей этой школьной суеты.
Только здесь ему удавалось уловить слабое эхо присутствия Эванс.


* * * * * * * * * * * * *

Да, он всё равно то и дело вспоминал про Лили, и по -прежнему ощущал пятно пустоты в той области мира, где раньше была она. Эта пустота время от времени разрасталась до угрожающих размеров и пыталась окружить его со всех сторон. Он понимал, что нельзя этого допустить. Снейп за свою недлинную жизнь уже неоднократно оказывался в своём личном аду. Он по - прежнему опасался, что если не удержится и рухнет туда снова, то не сможет уже выбраться.
И поэтому он предпринимал меры, чтобы этого не случилось. Хотя сами эти меры вовсе не были светлыми и позитивными, но выбирать ему не приходилось.
Прежде всего, Снейпу помогала Метка – всё ещё действующая, хотя и не заметная для окружающих. Сперва он решил было никогда не использовать подарок Волдеморта, но несколько раз, когда ему было очень уж тяжко, он всё же применил это средство восстановления сил, а потом просто разрешил себе это, и всё. Таким образом, Снейп потихоньку пользовался Меткой —больше всего на уроках, но изредка и в стычках с коллегами, или в конфликтах посторонними магами. И даже в стычках с магглами, которые иногда случались у него на каникулах.
А ещё он продолжал встречаться с девушками – магглами. Это, как и использование Метки, он относил к не очень -то достойным, но практичным приёмам, которые помогали ему дожидаться времени, когда он сможет исполнить своё обещание и закончить, наконец, эту дурацкую жизнь.
Снейп по - прежнему был совершенно не способен заставить себя первым проявлять инициативу при знакомстве, потому что по - прежнему продолжал считать себя уродом. Но, к своему удивлению, он понял, что его внешность совершенно не является помехой для определённых категорий девиц -- магглов. Прежде всего, это были девушки, интересующиеся оккультизмом, а так же поклонницы некоторых музыкальных стилей, обычно тоже неравнодушные к колдовству. Так вот на них вид Снейпа, отвечающий классическим представлениям магглов о внешности чёрного мага, производил зачастую просто гипнотическое воздействие. Некоторые из таких девушек всё же от него в ужасе шарахались, но не так сложно было встретить и таких, которые были заинтригованы настолько, что готовы были сами привлечь его внимание. Главное, надо было оказаться в каком – нибудь из мест, где такие мисс любили тусоваться – и дальше всё более или менее быстро получалось само собой. А в Англии таких мест было немало.
Через некоторое время он с удивлением обнаружил, что часть из этих девиц и вправду обладает магическими способностями, которые они не смогли развить как следует. Снейп видел их тоску по другому миру, который они чувствовали, но в который не могли пробиться. Он порасспрашивал потихоньку Директора, почитал материалы по истории Хогвартса, и понял, что совсем не все магически одарённые дети попадают в школу. Существовало определённое количество маленьких магов, больше которого в Хогвартс не зачисляли. Видимо, это было связано не только с размерами спален и количеством мест за столами в Большом Зале, а с чем -то более важным. Детей из магических или смешанных семей не брали в Хогвартс, только если они были полными сквибами. Но для ребят из немагической части общества существовал негласный конкурс. Поэтому ещё, кстати, среди магглорождённых учеников чаще встречались таланты, чем среди чистокровок. Дело было в неестественном отборе.
Конечно, связи с маггловскими девушками обычно выбирали неуверенные в себе маги, и сперва дело было по большей части в этом, и ещё в том, что почти все девушки – маги, которые были примерными ровесницами Снейпа, учились вместе с ним. А он не хотел вспоминать своё школьное прошлое, и не хотел, чтобы ему о нём лишний раз напоминали. К тому же, ясное дело, эти совместные воспоминания усиливали его неуверенность в себе.
И ещё Снейп очень не хотел чтобы о его лично жизни ходили какие -то слухи. Тем более он не хотел, чтобы об этом что-то знал Дамблдор. Он не сомневался, что старый маг найдёт слова, чтобы показать, насколько недостойными он считает всякие поверхностные отношения для человека, который потерял свою настоящую любовь, да ещё и по своей вине. Сам Снейп как раз был согласен с таким мнением, и поэтому слышать об этом лишний раз он не хотел. Связи с ведьмами скрывать было бы гораздо сложнее, а вот о том, что Снейп делал в маггловском мире никто не знал —и Снейп прикладывал все необходимые усилия, чтобы узнать об этом было невозможно. Даже Дамблдор ничего не подозревал. А Снейпа радовало, что у него есть в жизни что-то, о чем Директор не знает и что не поддаётся его контролю или оценкам.
А потом в магическом мире у Снейпа появилась и другая проблема, которая тоже уменьшала для него шансы на отношения с девушками - магами. И с каждым годом эта проблема становилась всё более серьёзной. В общем, лет через пять после начала преподавательской карьеры Снейп осознал, что подавляющее большинство ведьм в возрасте немного младше него в своё время у него училось. Так как методы преподавания у Снейпа были специфические, он вряд ли мог тут на что - то рассчитывать. И ещё его профессиональная этика не позволяла ему и думать про отношения с ученицами, пусть с даже бывшими.

* * * * * * * * * * * * * *

Чем ближе приближался строк, назначенный Дамблдором, тем сильнее Снейп ждал возвращения Волдеморта. Он очень хотел бы убить своего бывшего босса, но так как ,согласно Пророчеству, сделать этого он, видимо, не мог, приходилось надеяться только на возможность помочь сделать это сыну Эванс. Правда, Снейпа посещали тревожные мыли о том, что возможно, придётся ещё ждать, пока мальчишка вырастет, но Дамблдор иногда таинственно намекал, что всё может разрешиться каким -то образом даже в первый год пребывания маленького Поттера в магическом мире, и Снейп на это очень надеялся.
Остался год.
Полгода.
Месяц.
Наконец, лето закончилось и настал сентябрь 1991 года.



@темы: 2 Виды расставания

URL
Комментарии
2012-03-16 в 19:52 

Yugoza
Столько интересных идей! Откуда ты их берёшь? Анализируешь и настолько вникаешь в мир Роулинг? Вот это погружение!
Текст тоже... о таком слоге мне только мечтать. Это же сколько часов работы в день :heart:

Кстати, думала о ситуации в синастрии. И текст напомнил... про манипулирование когда пошла речь.

У него квадрат Венера-Плутон. Человек он с выраженным действием второй планеты,так что в расчёт - брать приходиться, как ты верно заметила. Венера его в Стрельце, 12 дом, Плутон в Деве в 7 доме. Квадраты и по знакам Дева-Срелец и по домам (рыбы-весы) получается...

Как понимаю - его критический расчётливый Плутон в Деве борется с собственными представлениями о красивом, приятном, интересным, с тем, что глаза и душа считают привлекательным - для достижения цели, для открытого самовыражения своего либидо. Тоесть он ощущает напряжение, когда приходиться делать, что-то, что касается действия или Плутона или Венеры. Не может поступать открыто и щедро, красиво, принимая всех открыто и любя по Венере, лезет недовольный Плутон, да ещё хочется не пустить всё на самотёк, а управлять процессом, командовать, подавлять, использовать, лезет изнутри потребность в сложных состояниях и идёт провоцирование окружающих на столкновение по Плутону, с целью их изменить, не принимает их такими, какие они есть (а Стрелец принимает), с ним становится не комфортно и его признают "человеком с невыносимым характером". Когда идёт по Плутону действие... его Венера морщится от необходимости проведения этических сложных и неприятных действий, не выглядящих красивыми. И Плутон в 7 доме - это взаимоотношения с партнёрами, с социумом в целом. Венера в 12 доме - любовь скрытая, тайная, знание психологии, щедрость, сочувствие... это когда он помог той девахе... Плутон вмешался тут в том плане, что она связана с дешёвой любовью, тем более что проституция (стриптиз... не секс за деньги, но всё равно) как раз приписана к квадрату Плутон-Венера. Всё сходится... Например, как у вас - пусть даже возвышение собственного факультета Слизерин манипулированием, разрешение себе некоторых злых действий - критика в хамском виде... Но за действиями всё равно стоит Венера в Стрельце. Всё двояко и по пути этого квадрата. Со стороны - очень непредсказуем. Не знаешь, когда квадрат толкнёт к Венере в Стрельце (любовь к наставникам, к знаниям в том числе... так же любовь выражается и к тем, кто искренне видит наставником его самого (Квирелл или Кривелл, блин, думаю действительно между ними были отношения - раз беседовали за столом, вообще личное что-то прослеживалось)), а когда вылезет Плутон в Деве и во что это всё обернётся на грани расчёта и идеализма... на грани плутона дева-весы(7дом) и венеры стрелец-нептун (12дом). Общение с маглами девушками - тайная любовь Венеры в Стрельце, но по Плутону в Деве - расчёт, использование, и никак иначе. :hlop: выписали замечательно. Обожаю такие тонкие подходы.

Всё ведь до строчки! Офигительно. astro-club.net/publ/32-1-0-434
Венера в 12 доме:
высшая романтическая любовь, любовь к тайне или тайные любовные связи. Умело оберегают свои чувства от других, тайная неразделенная любовь на всю жизнь, не раскрывают свою любовь перед другими. Чувствительность, сочувствие, тайная поддержка, тайные доходы. Любовь к природе, к уединению, тяга к замкнутому образу жизни, лучше себя чувствуют в уединении, на природе. Настроение на познание высшей гармонии.

(-) — разочарование в любви, застенчивость в общении, ранимость, одиночество,, психологические надрывы. Обман или предательство со стороны супруга.
______________________


Да уж. У него полный крест на отношениях стоит, вступит в них только по принуждению (Плутон в 7 доме), и при том Внезапно, случайно (Уран в 7 доме).

С таким бы Снейпом общаться не хотела, при всём уважении к нему. :hang:

2012-03-20 в 16:14 

Yugoza
Прости, пишу довольно невнятно.... :shy:
Тебе бы "на сказках" выложить бы своё произведение, народ бы потянулся точно. Оно очень замечательное!
Мне кстати очень понравилась идея, верная мысль, что мужчине творческому не деться ни куда без женской энергии, что когда из его жизни уходит женская энергия он лишается возможности что-то создавать. Что женщина вливает в него созидающий поток. Ты это сама по жизни понимаешь или слушала мудреца, или как-то так всплыло изнутри?

2012-03-24 в 23:56 

Yugoza,
Ну вот я как-то въехала в это всё. . . На самом деле я сперва начала разбираться с ситуацией со смертью Снейпа, ну, тогда все это делали...И потом пошло - поехало...Я сама, конечно, не думала, что так это всё затянет...Но в какой-то момент я поняла, что должна это всё додумать и довести до конца, потому что оно всё живое, и нельзя его так бросить...А если что-то делать, то надо делать хорошо...
Ты про Венеру- Плутон хорошо как раз написала, я с тобой вполне согласна в оценках. И ещё этот квадратик сексуальность усиливает, но в таком довольно жёстком плане, слегка с оттенком садо - мазо...Или поиздеваться над партнёром, или чтобы партнёр издевался...Или спасти от смерти, или наоборот....Да уж, жизнь оно не украшает. Но в принципе, и с таким можно научиться быть не невыносимым...
Да, я как раз потом попрошу у тебя консультацию по поводу того, где выложить лучше. Хочу на затмение 20 мая это сделать. Вот люблю затмения...Силовая точка года...Сейчас её не хочу, потому что у меня ещё довольно много недописаных кусков, а если я выложу где-то в широком доступе, боюсь, что придётся дискутировать, спорить и всё такое. Надо спокойно подзакончить, и тогда уже...
Насчёт женской энергии-- да, от одного эзотерика слышала...И , кстати, меня -то это слегка бесит...

URL
2012-03-25 в 23:29 

Yugoza
А я тут прочитала, что тому легче из партнёров венера-плутонианца квадратного вынести, у кого венера в скорпионе или в овне (как у меня :tongue: хотя нафиг мне такое. А интересно такая конфигурация может привести к... тому, чтобы он мог с принуждением кого нибудь? А ведь да, этому квадрату приписывают неуёмное желание полностью завладеть объектом, к которому питаешь чувства, относили зелья и привороты.... Но эти желания тёмные вполне возможно контролировать... силой Сатурна)
Жду не дождусь твоей версии про его смерть. :jump3: У меня на этот счёт только одна мысль - что змея поразила горловую чакру, за то что много врал и что его грубость в словесной форме почти ломала людей (лилит в близнецах это приписывают как раз) - какая жизнь такая и смерть.
Да, согласна, лучше дописать.
А что бесит? Мужчина активный поток, женщина пассивный. Мужчина вертикаль, женщина горизонталь. Одно без другого не может... Плохая земля (женская энергия) плохие плоды. Женщина без мужчины может полнеть, нервничать, истерить, не стержня, но ей энергии мужской совсем мало нужно всё равно, а вот мужчине... если он человек творческий и думающий - много.
По поводу размещения не спец. Но лучше всего на сказки, а потом уже куда либо ещё...

2012-03-27 в 00:53 

Yugoza
Если в день рождения человека, родившегося под любым знаком Зодиака, Луна находилась в созвездии Тельца, он склонен к болезням горла, глотки, гортани, и щитовидной железы. Могут быть болезни в области шеи, легких, бронхов, грудной клетки, крови и нервной системы.

2012-03-27 в 01:08 

Yugoza
ПЛУТОН В ШЕСТОМ ДОМЕ
(Планеты Скорпиона в шестом доме,Скорпион в шестом доме, возможно,Плутон в Деве).
Это положение часто указывает на людей,одержимых работой до такой степени,что они становятся трудоголиками. Эти люди служат,но не терпят положения прислужников, работают ненасытно,но не терпят работы слишком тяжелой.Такие люди полагают,что работа - это их собственный путь к власти,и действительно незаметно обретают влияние,становясь совершенно необходимыми .Поскольку такое стремление к власти легко замечают и начальник,и сотрудники,эти люди не пользуются доверием.Силовая борьба вносит в отношения с сотрудниками обиду и месть,в результате чего та¬ким людям приходится бросать одну работу за другой,причем не в лучших ситуациях.
Шестой дом - это еще один дом здоровья,поэтому натальный или транзитный Плутон здесь указывает на возможность болезни из-за накопленных обид. Болезнь может быть единственным доступным средством прекратить неутолимую занятость работой.Если посредством работы получить власть не удалось,плутонианец шестого дома может управлять другими посредством болезни - стать инвалидом,вокруг которого все будут бе¬гать.Гарантированно возникает симбиоз:кто-то обязательно должен о нем заботиться.Большинство людей неспособны бросить инвалида - их замучит чувство вины.
Будучи использовано конструктивно,это положение указывает на лю¬дей,которые посредством работы непрерывно преобразуют себя,понимая,что работа и взаимоотношения на работе - это микрокосм,отражающий всю жизнь.Любая ситуация,возникающая на работе,может быть использована как средство,помогающее разобраться с теми частями самих себя,которые нуж¬даются в изменении.Работа может стать мощным средством преобразования жизни,и эти люди,благодаря своей работе,сами могут стать могуществен¬ными преобразователями.Это другое проявление способности к исцеле¬нию,иногда развиваемое в результате болезни.
_____
_____
Если бы Снейп вдруг не умер, то вполне мог бы быть... инвалидом... и кто-то бы за ним, героем, ухаживал. Да уж, пациент :-D

ПЛУТОН В СЕДЬМОМ ДОМЕ
(Аспекты Плутона с Венерой,Венера в Скорпионе,планеты Скорпи¬она в седьмом доме,Скорпион в седьмом доме,возможно,Плутон в Весах ).
Любовь может стать одержимостью,когда человек ищет неразделимого слияния с любимым.Вопросы обладания,обиды,вины и борьба сил могут выз¬вать ядерную реакцию.Если все это отталкивает любимого человека плуто¬нианец может удалиться в изоляцию,решив больше вообще не иметь никаких взаимоотношений.Некоторые могут продолжать хранить в своей памяти связь с последним партнером,который облил их грязью,и вспоминая преследует их.Другие могут решить остаться одинокими,поскольку этот тип людей приравнивает любовь к контролю над другим человеком,а они не хотят иметь с этим ничего общего.
Для многих людей с таким положением любовь становится равнозначной контролю еще в детстве:если они не подчинялись власти родителей,им грозил отказ в любви и одобрении.Возможно,была и реальная потеря или смерть,внушившая им страх потерять любовь,поэтому они цепко держатся за партнера,стараясь стать совершенно необходимыми. Могли быть симбиотические отношения с одним из родителей вроде тех,что были описаны для Плутона в четвертом доме:мы с тобой вместе против этого чудовища (в какой-то степени эта модель может быть справедлива для положения Плутона и в других домах взаимоотношений - пятом и восьмом).
Если Скорпион в десятом доме,а Плутон в седьмом,это может говорить о родителе,который слишком сильно ограничивает ребенка или который серьезно злоупотребил его доверием.Иногда родитель противоположного пола настолько доминирует,подавляет или обольщает,что такое положение Плутона вызывает ужас перед интимными отношениями (в этом случае часто отношения меняются к лучшему после смерти такого родителя).
В другой модели взаимоотношения смешиваются с преображением. Эти плутонианцы могут влюбиться,чтобы сделать любимого человека выше,в то время как самого любимого человека могут возмущать и настоятельное требование изменения,и подразумеваемое неравенство в отношениях. Может возникнуть борьба сил,которая в конце концов приведет к разрыву."Пациент" может назло стать еще хуже. Или плутонианец сам может стать таким пациентом и влюбиться в могущественного наставника.
Если такое положение используется конструктивно,взаимоотношения могут стать ареной преображения и для самого человека,и для его партнера.Чтобы стать целостными,эти люди могут быть вынуждены пройти через боли и обиды,которые усиливаются с каждой новой любовью,пока не научатся освобождаться от них и прощать.Когда же эти люди излечат трудности в своих взаимоотношениях и научатся отпускать от себя проблемы,такое положение может сделать их хорошими консультантами,особенно в вопросах брака,умеющими давать советы и обладающими способностью любить как целительной силой.
__________
__________
Тоже где-то в точку. Образ воссоздаётся.

2012-03-31 в 23:46 

Yugoza,
По идее партнёра- плутонианца легче переносить или такому же плутонианцу-- и тогда получается такая договременна кррида. пока кто-то всё же не уползёт не выдержав. Илиещё вариант -- по принципу "Пусть каждый садист найдёт своего мазохиста и оба будут счастливы" Тогда -- что-то в Рыбах или в Раке. И самое хорошее, по моему-- это когда партнёр настолько гармоничный, что плутонианцу его никак всерьёз не укусить. Вроде принципа айкидо-- человек просто смягчает конфликты, и сам не поддаётся на всякие эмоциональные разводки.
Кстати-- не читала Арройо, книжка , по- моему, "Любовь, секс и брак называется"? Советую. Мне нравится, что там собраны рассказы людей о том или ином положении планет. То етсь не только астролог обо всех судит, но говорят его клиенты о том, как у них или их партнёров та или иная астрологическая штука проявляется в личной жизни.
Ха-ха! Про то, что Нагайна укусила за дело в Вишудху-- отличная идея!

URL
2016-09-17 в 00:49 

Karla Malfoy
по поводу того, где выложить лучше. Привет! Что-то я взялась твой фик перечитывать)
Не знаю, по какой причине ты приостановила выкладку. Что-то отвлекло или передумала.
Если вдруг ещё хочешь - добавлю практической информации.
Популярный ресурс, куда фик можно выложить www.snapetales.com/
Как проходит регистрация фика на "сказках" www.snapetales.com/index.php?id=10
А это, собственно, "лаборатория", куда фик отправляется my.snapetales.com/registration.php
Как там дальше процесс происходит, точно не знаю. Сам ты размещаешь или администратор размещает. Может, от него письмо приходит или что-то в этом духе..

Ещё из популярных ресурсов (на котором я, по крайней мере, много читала. так-то их больше, понятно) вот этот fanfics.me/
Раньше он назывался "поттер фанфикшн". Он, на первый взгляд, выглядит не так готично. Но многие хорошие произведения были именно там, а не на сказках. По какому критерию авторы выбирают - точно не знаю. И не знаю, можно ли на двух ресурсах выкладывать и с чем это связано.

И ещё момент, если вдруг надумаешь кого-то привлечь на роль "беты" - тоже говори, попробуем решить этот вопрос. У меня одна девочка вроде должна быть в теме, спрошу у неё.

Ну и вообще - хотя бы здесь бы - было бы здорово). Зря ты его, что ли, столько писала?) Только если вдруг решила, что всё это для себя.. у меня такое что-то часто бывает

   

viv_with_wings

главная